Последние новости

Последний из корчаковцев

Хотите видеть больше наших новостей и видео? Подписывайтесь на наш новый канал в телеграм: https://t.me/isralikeorg

На днях исполнилось семь дней со дня кончины Ицхака Бельфера — художника, скульптора, писателя, последнего из остававшихся в живых воспитанников «Дома сирот» Януша Корчака. Он умер на 98-м году жизни, и вместе с ним закрылась эта великая страница в еврейской истории и истории человечества. Впрочем, сын Ицхака, Хаим Бельфер, обещает продолжить дело отца по увековечиванию памяти Януша Корчака и его гражданской жены Стефании Вильчинской. Но и жизнь Ицхака Бельфера заслуживает того, чтобы о ней рассказали

Ицхак Бельфер родился в 1923 году в Варшаве. В возрасте четырех лет он потерял отца, а через три года мать решила отдать его в «Дом сирот», поскольку уже тогда в Варшаве знали, что дети там окружены заботой и получают хорошее воспитание. Позднее Ицхак не раз говорил, что слово «дом» в названии интерната было не случайным: его обитатели действительно чувствовали себя там, как дома, были одной большой семьей и видели в Корчаке отца. Ни один из воспитанников после ухода из «Дома» не прерывал с ним связь, время от времени появлялся, чтобы рассказать, как у него идут дела, и помочь по хозяйству, и Ицхак Бельфер не стал в этом смысле исключением. В 15 лет он, как было принято, покинул «Дом сирот» и стал искать свое место в жизни, но хотя бы раз в неделю заглядывал к «отцу» — просто поговорить.

Бывшие воспитанники Дома сирот на церемонии памяти Януша Корчака в мемориале Яд ва-Шем. Справа художник Ицхак Бельфер. Август 2012 г. Фото: Humanitarian& | Википедия

Так продолжалось до 1939 года, когда нацисты вошли в Польшу. Спустя несколько месяцев Бельфера вместе с тысячами еврейских юношей и девушек отправили на принудительные работы, и он утратил связь и с Корчаком, и с матерью. Как ему потом рассказали, все были уверены, что он погиб в трудовом лагере. Однако судьба была милостива к Ицхаку: вместе с товарищем по «Дому сирот» Бельфер сумел сбежать и пересечь советскую границу. Оказавшись на Украине, он некоторое время работал шахтером, а летом 1941 года добровольно призвался в Красную армию. На фронте был тяжело ранен и конец войны встретил в Узбекистане. Еще два с лишним года у Ицхака ушло на то, чтобы вырваться из Советского Союза и осуществить так и не сбывшуюся мечту пани Стефы — добраться до Эрец-Исраэль.

В 1948 году корабль, на котором находился Бельфер, был остановлен англичанами, и вместе с другими репатриантами он оказался в пересылочном лагере на Кипре. Лишь в начале 1949 года Ицхак прибыл в Израиль и тут же встал под ружье: шла Война за Независимость, и всех способных держать в руках оружие прямо из порта отправляли на фронт. Узнав, что у Бельфера есть права на вождение грузовика, его прикомандировали к аэродрому. Потом в качестве водителя он принимал участие в Синайской компании, Шестидневной войне, Войне Судного дня и призывался на резервистские сборы едва ли не до 60 лет. Все было просто: его призывали — и он шел, пока однажды не поинтересовался у командира о том, насколько подходит по возрасту для продолжения службы. Только тогда в ЦАХАЛе заглянули в его документы, увидели год рождения и, извинившись, окончательно демобилизовали.

Ицхак Бельфер прочно связал свою жизнь с Тель-Авивом. Окончив курсы рисунка и скульптуры в Институте Авни, он стал вести кружки рисования в домах культуры по всему Гуш-Дану, работал художником-оформителем в Тель-авивском муниципалитете, был советником мэра Шломо Лахата по культурному дизайну города, преподавал живопись в Народном университете. И, конечно же, много рисовал и лепил. Здесь же, в Тель-Авиве, он познакомился с уроженкой Марокко Розой, которая стала его женой, а тогда межобщинные браки случались нечасто.

И все же главным делом его жизни стало увековечивание памяти Януша Корчака и его наследия как педагога и писателя. Две книги Ицхака Бельфера о «Доме сирот» — автобиографическая «Белый дом в сером городе» и «Человек, который умел любить детей» — считаются одними из лучших о Януше Корчаке, а вторую из них вот уже много лет настоятельно рекомендуют к чтению в младших классах — тем более, что она замечательно иллюстрирована самим автором. Бельфер рисовал по памяти, понимая, что многих из тех, чьи образы он пытается воскресить, уже нет среди живых, потому почти все рисунки в его книгах черно-белые. Почти все — поскольку Корчак на них всегда предстает в цвете, ведь именно таким — цветным, полным жизни, выдумок и замыслов — он навсегда остался в памяти Ицхака.

В последние десятилетия своей жизни Ицхак Бельфер выступил в качестве переводчика книг Корчака «Король Матиуш Первый» и «Кайтусь-чародей». И постоянно проводил уроки о жизни Корчака и истории его «Дома сирот» в школах.

— Четырнадцать лет назад я завершил службу в ЦАХАЛе в звании подполковника, решил заняться педагогической деятельностью и с тех пор вместе с отцом исколесил всю страну, давая лекции в школах, а иногда и в детских садах, — вспоминает Хаим Бельфер. — Папа был поистине неутомим, даже когда ему было далеко за 80, мог провести три встречи в день. После 95 ему это, конечно, стало нелегко, но он все равно продолжал читать лекции и работать над книгой, подводящей итоги его жизни и творческой деятельности. Дети любили его необычайно. Он мог как-то мгновенно завоевывать их внимание, мог рассказывать о Катастрофе так, чтобы не вызвать у них страха и ужаса. Его рассказы о жизни в «Доме сирот» действительно захватывали — ведь это была самая настоящая детская республика со своей конституцией. Отец рассказывал, как каждому новичку в «Доме» приставлялся куратор из детей постарше, как распределялись обязанности между воспитанниками, как на общем собрании обсуждались дальнейшие планы, и если у Корчака возникали сомнения по тому или иному вопросу, он тоже выносил их на обсуждение. Наконец, если кто-то совершал проступок, то решение о том, какое он должен понести наказание, также принималось сообща. Пару раз перед таким судом представал и сам Корчак. Самым страшным наказанием было применение 1000-го параграфа «конституции», предусматривавшего изгнание из «Дома сирот». Но за все время его существования этот параграф был применен только дважды. Рассказывал отец и о том, как в «Доме сирот» отмечались еврейские праздники, поскольку, несмотря на космополитизм Корчака, это был все же именно еврейский дом, и ему было важно, чтобы воспитанники сохраняли связь с культурой и историей своего народа.

В последние годы, когда Ицхаку Бельферу стало трудно говорить больше часа без передышки, у него родилась идея снять документальный фильм о Корчаке, в котором он выступал бы в роли рассказчика — тогда детям вначале демонстрировали бы фильм, а затем Бельфер отвечал на их вопросы. К сожалению, эта идея так и осталась нереализованной. Съемка давалась Ицхаку очень непросто, и в итоге отснято лишь несколько фрагментов.

В беседах с взрослыми, по словам Хаима Бельфера, отец, разумеется, останавливался на других аспектах педагогической системы Корчака: его убежденности в том, что ребенку ничего нельзя навязывать — ни выбора профессии, ни политических или религиозных убеждений. Следует лишь открывать перед ним этот мир, а выбор пусть он сделает сам.

— Корчак был убежденным сторонником равенства всех и доброжелательного отношения к любому человеку вне зависимости от пола, расы или вероисповедания. Отец воспринял от него эти убеждения и именно так относился к людям, — рассказывает Хаим Бельфер. — Он был либералом в самом подлинном, самом высоком смысле этого слова. Папа умер не от коронавируса, но эпидемия, безусловно, повлияла на него. Еще год назад он был достаточно деятелен, выступал в школах, и невозможность выйти из дома, пообщаться с детьми, думаю, приблизила его кончину.

Ицхак Бельфер скончался накануне Международного дня Катастрофы, и при желании в этом, наверное, можно увидеть некую символику. Хаим говорит, что намерен продолжить дело жизни отца, донося до детей и взрослых прекрасную и трагическую историю жизни Яноша Корчака, его педагогические и гуманистические идеи. Но в истории «Дома сирот» теперь перевернута последняя страница. Живых свидетелей того, как там все было, не осталось, теперь о его создателях и воспитанниках будут говорить только книги, фильмы и документы.

Петр ЛЮКИМСОН

Источник: isrageo.com

Хотите видеть больше наших новостей и видео? Подписывайтесь на наш новый канал в телеграм: https://t.me/isralikeorg

%d такие блоггеры, как: