Последние новости

Памяти Цили Савченко

Хотите видеть больше наших новостей и видео? Подписывайтесь на наш новый канал в телеграм: https://t.me/isralikeorg

Я много пишу о Катастрофе, собираю факты, материалы, фотографии… Никогда не получается идти прямо, меня вечно заносит в другие темы… О Холокосте в Крыму я не собиралась писать. И неожиданно пришла к этой истории. Скажите, как спокойно дышать, когда узнаешь такое…

Маленький поселок с веселым названием Ромашкино до 1945 года назывался еврейской сельскохозяйственной колонией Икор. Перевод с иврита «Землепашец» Он был основан в 1922 году при поддержке Джойнта. Расположен в 12 километрах от Евпатории.

Из актов чрезвычайных комиссий:
«Жена старшего лейтенанта Савченко… оставалась в Икоре еще полтора месяца после уничтожения евреев. Она не была похожа на еврейку. Однажды через село проезжала немецкая часть. Немцы расстреляли ее вместе с четырехлетней дочкой Миррой и двухмесячным сыном Станиславом в девяноста метрах от ее дома…

«Когда раскопали яму‚ в которой зарыли Цилю Савченко‚ народ увидел: убитая мать стояла на коленях и прижимала детей лицом к себе. Она заслоняла их своим пальто‚ чтобы они не видели убивавших их палачей…»

Понимаете…, когда я была совсем юной советской девочкой, и не знала о случае в Икоре, да и вообще, темой Катастрофы глубоко не занималась… Я однажды перевела с украинского на русский язык одно стихотворение. Было мне лет шестнадцать, а помню его с тех пор на память…

Леонид Первомайский был украинским поэтом с фамилией Гуревич. Но даже взяв псевдоним, остался он евреем в душе. И однажды написал маленькое стихотворение «Бабий Яр» на очень непопулярную в Советском Союзе тему. Вот его я и перевела на русский язык, очень-очень давно. Короткое и сильное…

«Встань рядом со мной, встань, мой сын,
Я закрою ладонью глаза твои,
Чтоб ты не видел своей смерти,
А только кровь мою в пальцах на солнце,
Ту кровь, что и твоею стала кровью,
И сейчас пролиться должна на землю.»

А сейчас, спустя десятки лет, прочитала о молодой маме с еврейским именем и украинской фамилией, которой можно было бы посвятить эти строки. Впрочем, многим другим еврейским матерям тоже…

А на фотографиях: евреи колонии Икор до войны и село Ромашкино сейчас… Травка зеленеет, солнышко блестит…Икора больше нет.

А знаете, что сделали некоторые практичные сельскохозяйственные труженики Крыма… Попросили, чтобы отложили расстрел их соседей — евреев на чуть-чуть, пусть сначала помогут собрать урожай. А потом уже можно и расстрелять…Дело в том, что с годами колония Икор стала смешанной, не только еврейской. И немало гадов поселилось там…

А знаете, что делали некоторые «креативные» жительницы колонии. То, что растаскивали все вещи людей, которые жили рядом, кто быстрее и лучшее заберет, я не об этом говорю…Одна из них была наиболее креативной. Звали ее Мария Марченко. Она договорилась со старостой по фамилии Шимченко, что еврейским девочкам оденут крестики и будут их возить для потехи немецких офицеров. Сказано- сделано. Вы знаете, сколько лет было девочкам?

Цитирую отрывок из воспоминаний коренного жителя колонии Икор Исаака Кучерова: «Гельман Сарра 14 лет и Фаня 9 лет, 3 девочки Фридман Геня 17 лет, Неся 10 лет и Геся 8 лет, Кабакова Вера 11 лет, Флат Фира 8 лет. Через несколько дней комендант дал согласие, вечером приезжала машина и увозила девочек, а к 12 часам их привозили, не доезжая деревни. Мария видела, как девочки истерзаны пьяными офицерами, успокаивала их: «Это счастье — спать с немецкими офицерами, идите к колодцу подмойтесь, а завтра поедете опять». А Шимченко предупредил: «Убью, суки, если дома хоть слово скажите. Говорите, что пели песни».

Утром в шесть утра всех поголовно взврослых и детей гнали на работу в поле, а ночью этих девочек опять отдавали на растерзание. И так продолжалось до расстрела евреев Икора.

Да, кстати, Циля Савченко возможно жила бы еще и жила, и жили бы ее детки, если бы не Шимченко. Она была женой украинского мужа и на еврейку не похожа. И в расстрельный список не попала. Она прожила еще полтора месяца после расстрела всех евреев. Но Шимченко не мог успокоиться, потому как считал, что дом зажиточный у Цили, муж ведь летчик.

Вот эта история — перед вами. А Володя — это ее пасынок, сын мужа от первого брака, которому она заменила маму…

«Шимченко не унимался, его мучил вопрос, почему комендант не разрешал трогать Цилю Савченко. Но подвернулся случай. Через село проезжал обоз из молодых немецких солдат и остановился, чтобы напоить лошадей и накормить их. Шимченко подпоил солдат и попросил их расстрелять Цилю. Они вошли к ней в дом. В это время она с Володей старшим неродным сыном, лепила вареники с творогом. Она угостила солдат, они поели и сказали, чтобы она вышла из дома с девочкой Мирой и полуторамесячным Станиславом. За домом была огромная яма, откуда брали глину для замеса, когда мазали стены домов. Володя бросился к солдатам, целовал их сапоги, просил не убивать мать, но они оттолкнули его и расстреляли Цилю и ее детей. А Володя пошел по миру, возле Сак его приютила немецкая кухня, он носил воду, колол дрова и так кормился. Ночью женщины прикрыли тело Цили и ее детей и прикопали глиной. Когда кончилась война, прибыл Цилин муж и ее перезахоронили с почестями. Я видел фотографии, тела хорошо сохранились. Савченко до конца жизни приезжал ежегодно на могилу и сажал розы, он так и не женился. Встречался я и с Володей, он тоже не создал семью. У него было страшное нервное потрясение: «Когда я слышу плач или крик ребенка, я начинаю убегать». Зато Шимченко пировал победу, все вещи Цили и все хозяйство он прибрал к рукам.»

И пусть сегодня не День Катастрофы… Она не уходит от нас, пока мы живы, пока есть имена, о которых не рассказано раньше. Светлая Память Циле Савченко, ее маленьким сыну и дочери.

Лина Городецкая

Блог «MULTI-FOCAL» https://multi-focal.blog/

Источник: facebook.com/lina.gor.5

Хотите видеть больше наших новостей и видео? Подписывайтесь на наш новый канал в телеграм: https://t.me/isralikeorg

%d такие блоггеры, как: