Последние новости

Главный нос Америки

Хотите видеть больше наших новостей и видео? Подписывайтесь на наш новый канал в телеграм: https://t.me/isralikeorg

Сначала она решала, как будут пахнуть кондиционеры для белья. Но вскоре уроженка Белоруссии София Гройсман уже придумывала главные ароматы для Lancôme, Calvin Klein и Estée Lauder.

В 1938 году выдающийся парфюмер, основатель Lancôme Арман Петижан выпустил бледно-розовую кремовую помаду – революционную на фоне тогдашних помад, которые «въедались» в кожу губ и нещадно их сушили. Rose de France обладала «живым» ароматом розы и была абсолютным бестселлером. А спустя полвека София Гройсман создала Trésor – оду той самой розе, но на этот раз в обрамлении гипнотического гелиотропа, нагретых солнцем спелых абрикосов и пудрового ириса. Этот аромат, который сегодня входит в число самых продаваемых в мире и уже обогнал Chanel No. 5, стал одним из знаковых в карьере Софии наряду с Eternity, который она создала для Calvin Klein, и White Linen – для Estée Lauder.

Даже дата рождения Софии Гройсман, урожденной Ходош, словно намекает: ее появление на свет – само по себе огромный подарок всем женщинам мира. Легендарный парфюмер родилась 8 марта 1945 года. Ее детство прошло в местечке Любча в Белоруссии. Уже тогда София стала проявлять интерес к запахам, и касалось это не только цветов, ароматы которых она обожала вдыхать, но и вполне приземленных вещей. Так, по просьбе матери девочка частенько «облагораживала» блюда, добавляя в них специи и травы. Могла она и по малейшему изменению запаха определить несвежесть продуктов. Позже, отвечая на вопрос, как она научилась так мастерски работать с ароматами, Гройсман отвечала, что ее обоняние – «дар Б-жий, и его нельзя натренировать – так же как музыкальный слух».

В 1960 году Ходоши переехали в Польшу – там будущий парфюмер получила степень бакалавра в области неорганической химии. Затем семья подалась в Нью-Йорк, куда их пригласил один из евреев, спасенный отцом Софии Петром Ходошем из гетто во время фашистской оккупации. Вскоре после переезда София вышла замуж, но становиться домохозяйкой у нее и в мыслях не было – она продолжила обучение в Бруклинском колледже, а параллельно стала искать работу. Сходив на несколько собеседований, но не вдохновившись ни одним из предложений, Гройсман решила попытать счастья в одной из крупнейших компаний, специализирующихся на создании формул для парфюмов, ароматов для косметики и бытовой химии – International Flavors & Fragrances (IFF).

В то время она уже была готова творить парфюмерные чудеса, но в компании Софии смогли предложить только должность ассистента парфюмера. Постигать искусство сочетания ароматов Гройсман начала под руководством Жозефины Катапано, создавшей знаковые ароматы Norell Norman Norell и Fidji Guy Laroche. Видя, как Гройсман сидит в лаборатории часами, порой забывая даже поесть, Катапано стала обучать ее всем премудростям профессии.

София любила экспериментировать с ароматами и время от времени создавала нечто оригинальное из чистого любопытства. Эти эксперименты оказались настолько удачными, что на них обратил внимание легендарный американский парфюмер Эрнст Шифтан. Один из таких «экспериментальных» ароматов, созданных Софией, в 1983 году превратился в знаменитый Paris Yves Saint Laurent.

«Начав подбирать сочетания компонентов, я стремилась к простоте. Это очень впечатлило Шифтана. Формулы того времени были основаны на огромном количестве ингредиентов, поскольку широко использовались субкомпоненты, представляющие так называемые “ноты”. Одна лишь нота розы состояла из сотни ингредиентов, а таких нот в аромате было несколько. Я подумала: почему та же роза должна быть настолько сложной? И стала стремиться “упростить” ее, – объясняет парфюмер. – Чаще всего я создаю основной аккорд из нескольких ингредиентов. Это ядро, вокруг него выстраивается аромат. Похоже на рисование цветка: сперва изображаешь внутреннюю часть, затем добавляешь лепестки».

Фактически София разработала новый стиль составления ароматов: основа, звучащая с самой первой секунды и до конца, в обрамлении других компонентов, постепенно сменяющих друг друга. Из-за этого ее стали называть «Пикассо парфюмерии». Уже в начале 90-х Гройсман была вице-президентом и главным парфюмером в IFF – к тому времени ее имя было своего рода «знаком качества», означавшим, что за духами будут выстраиваться очереди.

Об аромате Trésor 1990 года, который сперва был воспринят неоднозначно, а потом завоевал весь мир, у Софии есть целая история. Она называет эти духи своим талисманом. «Этот аромат № 2933 я сделала для себя. Однажды я увидела рекламу с Изабеллой Росселлини и подумала, что к ее образу эти духи очень подошли бы, – вспоминает София. – Спустя два года на конгрессе парфюмеров представители Lancôme посетовали, что работают над новым ароматом, который будет представлять Росселлини, но никак не могут его доделать. У меня коленки задрожали – не может быть, это знак! Я дала им послушать аромат, остаток которого возила с собой, и им понравилось. А через полтора года из этого тестового образца родился Trésor».

История другого культового аромата Софии – Eternity – не менее интересна. В 1986 году, делая предложение Келли Ректор, Кельвин Кляйн подарил ей так называемое «кольцо вечности» – украшение, усыпанное драгоценными камнями со всех сторон. По легенде, внутри кольца, ранее принадлежавшего герцогине Виндзорской, было написано eternity – «вечность», и Кляйн решил, что нужно сделать и аромат с таким названием. Стоит ли говорить, что произведение Софии, лицом которого была супермодель Кристи Тарлингтон, стало одним из самых продаваемых ароматов Calvin Klein.

О парфюмах, созданных Гройсман, можно рассказывать вечно: за каждым из них – своя история. Так, перед созданием Paris YSL София специально ездила в Париж, чтобы проникнуться его атмосферой, а White Linen придумала, вдохновившись домом самой Эсте Лаудер на Палм-Бич, в котором практически все было кипенно-белым.

В коллекции Софии даже есть аромат, посвященный ее родине – Белоруссии. Он так и называется – «Белая Русь». Впрочем, в Европе духи выпускали под нейтральным названием Desir Coulant. Идея создать такой парфюм появилась у Софии в 2006 году, когда она впервые после эмиграции приехала на родину. Свои впечатления от поездки София буквально собрала во флакон. «Получился свежий, прозрачный запах – таким я ощущала в детстве воздух вокруг себя», – рассказывает парфюмер. Интересно, что поймать то самое ощущение маэстро парфюмерии удалось не сразу – у Гройсман было десять вариантов «Белой Руси», идеальным оказался пятый из них.

София уже и сама не знает, сколько парфюмов придумала, но признается: она никогда не думала о создании ароматов для мужчин. По словам парфюмера, все, что она делает, настолько женственно, что и мужской парфюм из-под ее «пера» точно вышел бы далеко не маскулинным. Более того, Гройсман – одна из немногих парфюмеров, которая и сегодня, в век нишевых унисекс-ароматов, считает, что мужскую и женскую линии парфюмов нужно четко разделять. По мнению Софии, в ароматах для женщин должно быть особое «сладкое эхо», которое невозможно представить на мужчине. «Женщины работают и идут домой, чтобы снова работать – по дому: готовить и за детьми смотреть. Поэтому нам нужно что-то для себя, что поможет расслабиться и вспомнить: я – женщина. И это “что-то” – духи», – объясняет парфюмер.

Обладательница парфюмерного «Оскара» FiFi Awards и лауреат престижной премии «Живая легенда», она часто вспоминает давнюю историю, которая оставила глубокий отпечаток у нее в душе. «Как-то я проходила мимо киоска, и там стояли две старушки. От одной потрясающе пахло. Я подошла и спросила, что это за духи. А в ответ услышала: “Дорогая, я не могу позволить себе духи, это кондиционер для белья Downy”. А ведь его придумала я! – вспоминает Гройсман. – Тогда я поняла, что я сделала нечто по-настоящему важное».

Мария Крамм

Источник: jewish.ru

Хотите видеть больше наших новостей и видео? Подписывайтесь на наш новый канал в телеграм: https://t.me/isralikeorg

%d такие блоггеры, как: