Последние новости

Делая новых детей

Хотите видеть больше наших новостей и видео? Подписывайтесь на наш новый канал в телеграм: https://t.me/isralikeorg

Квентин Тарантино назвал сына Лео – в честь еврейского дедушки жены, а не актёра ДиКаприо, сделал ему обрезание и, похоже, вполне счастливо обосновался в Израиле.

Известного голливудского режиссера Квентина Тарантино начали замечать в Тель-Авиве еще с конца прошлого года. Местные жители радовались, как он быстро влился в расслабленный стиль жизни города, расхаживая по улицам в растянутых джинсах и шлепках, и поэтому даже не приставали к звезде с просьбой автографов и селфи. Папарацци, впрочем, таки разузнали, что 56-летний Тарантино поселился со своей 35-летней женой Даниэлой Пик на севере Тель-Авива, арендовав квартиру стоимостью примерно семь тысяч долларов в месяц. Сам режиссер не ленился лишний раз подчеркнуть в интервью, насколько он счастлив зажить в Израиле обычной жизнью.

«Моя жизнь в Израиле прекрасна. Даниэла дома, ей спокойно и хорошо, это замечательно. Мы ждем ребенка, супруга на седьмом небе от счастья, а мне для счастья довольно лишь одного взгляда на нее, – рассказывал в январе 2020 года Тарантино израильскому изданию “Едиот ахронот”. – У меня есть кабинет, в нем я пишу днем свою книгу. Потом Даниэла готовит обед, мы вместе обедаем, а вечером – ужинаем, смотрим кино, иногда гуляем или еще чем-нибудь занимаемся. Потом идем спать. Иногда я тихонько возвращаюсь в кабинет, чтобы еще чуть-чуть пописать, но потом иду обратно в спальню к жене. Это такая обычная жизнь, которой у меня никогда не было. Обычная, но очень настоящая жизнь. Я очень счастлив».

С конца февраля у Тарантино есть новая порция эмоций, еще никогда им раньше не испытанных, – жена родила ему первенца. Все почему-то рассчитывали на дочь – слышали намеки на дочь в туманных высказываниях Тарантино, но в итоге у него появился сын. Назвать решили Лео – причем не в честь актера Леонардо ДиКаприо, которого Тарантино часто задействовал в своих фильмах, а в честь еврейского дедушки жены Даниэлы. И это еще один вежливый реверанс Квентина в сторону его новой еврейской семьи. До этого он также легко согласился, что роды должны проходить в израильской больнице «Ихилов», а еще до того – без проблем надел на себя кипу, чтобы свадьбу под хупой провел хоть и реформистский, но все же раввин.

Свадьбу, впрочем, в конце 2018 года сыграли в Лос-Анджелесе – тихую, без вспышек фотокамер и первых страниц в таблоидах, в окружении самых близких друзей. На ней, к сожалению, не смог присутствовать отец Даниэлы – популярный в Израиле музыкант Цвика Пик: он тогда только-только начал оправляться от инсульта, перенесенного им на борту самолета. Тем не менее он активно комментировал новость о свадьбе дочери всем журналистам: «Такая радость, такая радость!» Радостью было по меньшей мере то, что Цвика Пик заговорил после инсульта: врачи прогнозировали всякое.

Цвика Пик был кумиром миллионов в Израиле 80-х: композитор, шоумен, но главное – автор десятков мировых шлягеров. Это он написал, например, музыку для знаменитой песни «Дива», с которой в 1998 году выиграла «Евровидение» Дана Интернэшнл, представлявшая Израиль. Слова песни, воспевавшей могущественных женщин, в том числе римских и греческих богинь, вызвали тогда много нареканий у консервативных слоев населения Израиля. Но в конце концов песня была спета на иврите – впервые за существовавшую на тот момент историю «Евровидения» – да еще и победила. Ну, а к музыке вообще никаких вопросов не было – и это помогло Цвике Пику быстро подняться: в том же году он работал с Филиппом Киркоровым над созданием альбома «Ой, мама, шика дам!», а еще через несколько лет написал музыку для песни Hasta la vista, с которой Александр Пономарев выступил на «Евровидении», представляя Украину. Писал он и для своих дочерей – Даниэлы и Шарон, которые в начале 2000-х создали дуэт под названием The Pick Sisters. Особенно поклонникам запомнилась их песня Hello-Hello. В 2005 году они приняли участие в национальном конкурсе израильских песен Kdam – правда, без особого успеха.

Вскоре Даниэла опробовала себя как актриса – снялась в четвертом сезоне сериала Exit. Но затем продолжила заниматься вокальной карьерой – правда, уже без сестры. К моменту знакомства с Квентином Тарантино – а произошло это на премьере «Бесславных ублюдков» в Израиле в 2009 году – в прессе Даниэлу обычно величали «певицей, актрисой и моделью». Тарантино в те годы держался подальше от серьезных отношений. Много лет он повторял, что жертвует личным счастьем ради кино: сколько в конце концов на его глазах разломилось браков, а все потому, что совмещать творчество, публичность, успех и семью не многим по силам. Кроме того, стоит сказать, он нервничал по поводу предстоящей премьеры «Бесславных ублюдков» в Израиле: все-таки особый взгляд на историю Холокоста. Однако израильские зрители фильм приняли на ура. Сцены с убийствами фрицев лились бальзамом на их генетические раны, особенно когда кровища на экране хлестала с чисто тарантиновской щедростью. В итоге на вечеринке после премьеры Тарантино легко влюбился в Даниэлу: буквально через пару недель в Лос-Анджелесе они уже называли себя парой.

Но не заладилось, и пара быстро распалась. Что удивительно – встретившись через семь лет еще раз, они дали друг другу еще один шанс. И на этот раз все получилось. Тарантино признался, что пересмотрел свои взгляды на отношения и институт брака только благодаря уникальности Даниэлы: «Раньше я не собирался делать этого, а теперь понял, что просто ждал свой идеал. Даниэла объяснила мне истинную ценность семьи». Мудрая еврейская женщина, нечего тут и добавить.

Обретение статуса семейного человека – далеко не единственное изменение, произошедшее с Тарантино в последние годы. В 2017-м, после долгого молчания, которым он сопроводил начало скандала #MeToo, Тарантино отрёкся – во всяком случае, публично – от своего старого друга Харви Вайнштейна. Они были близки, когда тарантиновские фильмы продюсировал независимый Miramax, а к 2005-му сошлись настолько, что Вайнштейн пригласил Тарантино в руководство Weinstein Company. В интервью 2017 года Тарантино раскаивался в этой дружбе и признавал, что знал некоторые из услышанных историй жертв его домогательств, но не считал нужным придавать им значения. Дескать, все продюсеры делают это, что такого. Одну ему даже рассказала бывшая подруга Мира Сорвино – он и тут не узрел ничего выдающегося. А вот к моменту, когда Вайнштейна на фоне разбирательств выпроводили из созданной им компании, осознание глубины личного заблуждения лишило режиссёра сна и аппетита. Оказалось, что нормы сексуального поведения сильно изменились за последние 50 лет, и не понимать этого –непростительно.

«Я откровенно проигнорировал эти инциденты. И что бы я сейчас ни наговорил, это будет звучать как дешевая отмазка, – посыпал голову пеплом Тарантино в интервью The New York Times. – Я все свел к образу босса, гоняющегося за секретаршей вокруг стола, как в 1960-х или 1950-х. Словно это нормально. Я конкретно облажался».

Но зря что ли его называют главным киномстителем? В «Убить Билла» и «Доказательстве смерти» он предъявлял от имени женщин, в «Джанго освобожденном» – от афроамериканцев, которых в жизни он, кстати, принципиально называет «неграми». Не исключено, что в своём последнем фильме «Однажды в Голливуде» он немножечко отомстил и за #MeToo. Теперь посмотрим, к чему его приведет новая, семейная страница в его кинокарьере. Хотя сам Тарантино уже неоднократно заявлял, что с фильмами он завязал, возможно, он все-таки снимет еще картину, и на этот раз предъявит миру что-нибудь от евреев, которые ему теперь уже и кровно близки.

Алена Городецкая

Источник: jewish.ru

Хотите видеть больше наших новостей и видео? Подписывайтесь на наш новый канал в телеграм: https://t.me/isralikeorg

%d такие блоггеры, как: