Реклама
Последние новости

Дунькин полк

В защитниках Отечества – уже давно не только мужчины. В 1941-м право сражаться в небе наравне с опытными лётчиками отвоевал первый в Союзе женский авиаполк. Вскоре «Дунькин полк» стал ночным кошмаром для немцев.

Немецкие солдаты называли их «ночные ведьмы», наши, усмехаясь, говорили: «Дунькин полк». Он возник как учебный женский полк в начале войны в городе Энгельсе благодаря стараниям лётчицы, Героя Советского Союза Марины Расковой. Выпускницы советских авиашкол съехались со всего Союза, чтобы стать штурманами, электриками, техниками и воевать впоследствии наравне с мужчинами. Приняли участие в битве за Кавказ, освобождении Кубани, Крыма, Белоруссии, Польши, долетели до Германии. С «фанерных бортов» самолётов У-2 они скинули на противника больше трех тысяч тонн бомб, 26 тысяч снарядов. Уничтожали переправы, железнодорожные станции и поезда, жгли и взрывали склады, транспорт и огневые точки. И это не считая заброски продовольствия и боеприпасов советским войскам.

Старший брат Ани Высоцкой, Яков, работал инструктором по парашютному спорту в городе Казатине Винницкой области. Она с 14 лет занималась парапланеризмом и думала об авиации. Читая в газетах, как покоряют небо Марина Раскова и Валентина Гризодубова, девушки в СССР грезили небом не меньше парней. Аня бегала к брату на поле, примерялась к парашютной вышке, пробовала низкие прыжки. На 70 метрах новички знакомятся с тем, с чем потом им всю жизнь очень трудно расстаться – с ощущением счастья от полёта. Она была согласна ехать за этим счастьем в Ереван: в Казатине не было аэроклуба, а в Ереване жила родная тётя. В аэроклуб устроилась сначала библиотекарем, параллельно подала документы на пилотское отделение. Через два года инструктор наконец решился выпустить настырную лётчицу в первый полёт, ещё через год – она сама уже была лётчиком-инструктором.

22 июня 1941-го вопрос, что делать, для Ани Высоцкой не стоял, как и для остальных выпускниц сотен авиашкол. Непонятно было, как добиться возможности делать в данный момент то, что умеешь лучше всего. Женщин в Советской армии якобы не было, хотя на деле они были в погонах ещё с Гражданской войны. Пришлось ходить по кабинетам, слушать в лучшем случае уважительную иронию, но как правило, просто идиотские шуточки штабных офицеров и принимать отказы. Женщинам понадобилось для начала повоевать с мужчинами, чтобы отстоять своё право воевать с ними наравне.

«Мировая авиация не знает женских подразделений!» – отвечали Марине Расковой советские военные начальники на её настойчивое требование создать женскую боевую часть в самом начале войны. Она уже тогда была Героем Советского Союза, лицом женской авиации, штатным консультантом НКВД – с 1938 года возглавляла Управление международных воздушных линий СССР. Чтобы добиться организации женских полков, Расковой пришлось применить всё своё влияние. 9 октября 1941 года Иосиф Сталин подписал указ о формировании трёх женских полков: истребительного, дневного бомбардировочного и ночного – последним как раз и был «Дунькин полк», 46-й авиационный. До февраля 1943 года он назывался 588-й ночной легкобомбардировочный авиационный полк.

Не было штурманов – в лётных школах этому не учили. Чтобы набрать их нужное количество, объявили женский призыв. Девушек искали через райкомы комсомола: партия велела предоставить всех, способных заступить на учёбу и сразу после её окончания отправиться на фронт. Раскова организовала группы обучения на штурманов, техников и лётчиков. Сама составляла программы, подбирала преподавателей и инструкторов. Строевая подготовка, навигация, морзянка – девчонки учились всему с утра и до ночи. Им велели коротко постричься, форму выдали мужскую, огромную. Жить поселили в спортивный зал, заставив его двухэтажными койками. По территории Энгельсской авиационной школы пилотов женские отряды ходили исключительно строем. Парни смеялись и посвистывали – приходилось держать себя в руках и держаться друг друга. Девчонки дали зарок: никаких парней до конца войны. Не все его выдерживали, но основная часть поддерживала контакты только с военным начальством, поскольку от него всё равно никуда не денешься.

Всего 115 девушек – от 17 до 22 лет. Командиром полка была назначена Евдокия Бершанская, комиссаром – Евдокия Рачкевич. Первые вылеты были над территорией Сальских степей. Сначала сражались над Ставрополем, потом был Владикавказ, принимали участие в прорыве оборонительных линий фашистов на Тереке и в марте 1943-го снова вернулись на Кубань. Летали на самолётах У-2, бывших в своё время самыми массовыми в мире и совершенно не предназначенных для войны. Не было бомболюков, долгое время отсутствовали парашюты. Пулемёты на борту тоже появились только в 1944 году, до этого от вражеских истребителей им предлагалось отстреливаться пистолетами ТТ.

Бомбы вручную крепили в самолёте и практически голыми руками сбрасывали на врага. За ночь каждая девушка-вооруженец подвешивала в общей сложности до трёх тонн металла, начинённого взрывчаткой. Днём их самолёты были лёгкой мишенью, зато ночью становились незаметны и неслышны. Самолёты уходили в ночное небо один за другим с промежутком в пять-восемь минут, шесть-восемь вылетов совершал за ночь каждый экипаж. Часто, для того чтобы разглядеть цель в ночи, штурманшам приходилось вызывать огонь на себя. Но самое сложное было найти в темноте свой аэродром, чтобы снова загрузить взрывчатку и лететь на позицию.

Во время войны и после их величали «ночные ведьмы», «карающие фурии», «небесные ласточки», «советские ангелы». Свои самолёты они называли «уточками». Немцы распускали слухи, что бомбардировщицы – это сталинские заключённые, чтобы хоть как-то оправдать девичью отчаянность. За каждую сбитую «ведьму» солдат получал крест, но сбить ночью тихоходный У-2 оказывалось трудно даже асам Люфтваффе. Натасканные на воздушные бои на высоких скоростях, они не попадали по плывущим на 100 с лишним километрах в час лёгким и бесшумным «птичкам».

Известно, что в 46-й гвардейский бомбардировочный авиационный полк Аня Высоцкая пришла из 145-й отдельной авиаэскадрильи в июле 1943 года. Очень рвалась на боевые вылеты. В том году немецкое командование стало использовать для охоты на «ведьм» ночной истребитель BF 110. У них на борту стояли радиолокационные установки, способные без труда вычислять любые русские самолёты, но, как выяснилось, не «фанерный» У-2. Первого августа 43-го вышедший на свободную охоту BF 110 заметил самолёты «ночных ведьм». Лётчик передал своим зенитчикам на землю сигнал о прекращении огня, и в эфире остались только немецкие прожекторы, сканирующие темноту. Тихоходы парили, сопровождаемые их лучами. В ночной тишине BF 110 заходил на советских летчиц сверху: один за другим уничтожил четыре экипажа. Восемь лётчиц сгорели в небе над Таманью, и это была самая крупная единовременная потеря за всю историю полка. Выжившая тогда Руфа Гашева десантировалась из горящего самолёта, но села на заминированное поле. Приземляясь, она видела, как подорвалась её напарница, а потом сама ползла среди мин пятьсот метров.

В одном из экипажей сгорела и Аня Высоцкая – это был её 19-й боевой вылет. На фронте погибли её братья Антон и Лёня, с войны вернулся только Яков. Аня Высоцкая, Галина Докутович, Глафира Каширина, Евгения Крутова, Елена Саликова и Валентина Полунина похоронены в братской могиле села Русского в Краснодарском крае. Софья Рогова и Евгения Сухорукова – в братской могиле хутора Новотроицкого. До конца войны «ведьмам» на «уточках» ещё предстояли бои за Крым, Белоруссию, Польшу, они долетели до Гдыни и Одера. Погибших нередко хоронили местные, там же, где и находили, и оставляли на могиле дату захоронения. Потом они же помогали установить имена и дату смерти. В полку велась поименная запись, кто и где погиб, и после войны выжившие лётчицы собирали своих девчонок. Евдокия Рачкевич организовала сбор денег и длинную командировку себе и подругам по местам войны. Всего в полку погибло 23 лётчицы и 28 «уточек».

Ирина Ракобольская, всю войну бывшая начальником штаба полка, по её окончании сдавала документы в архив. В октябре 1945 года в финале расформирования полка она сдала знамя в Музей Красной армии. Флаг переходит из рук в руки в процессе переформирования полков, и ни одно мужское подразделение, по её мнению, женский флаг взять было не в состоянии. Они не только победой гордились, кстати, но и своим гендерным бойкотом, были уверены, что он тоже помогал воевать.

Штурманша Ракобольская, вспоминая ещё учёбу, рассказывала, что по территории школы пилотов их часто сопровождал дворовый пёс: «Облаивал и отпугивал от нас мужиков». Парни злились. Есть подозрение, что песня «Первым делом самолёты» написана в отместку этим самым девушкам. Во всяком случае, прозвучала она в фильме «Небесный тихоход» 1945 года, где в сценарии есть У-2 и лётчица из женской эскадрильи. Правда, зарок не водиться с противоположным полом до победы там давали друг другу главные герои-мужчины.

Алена Городецкая

Источник: jewish.ru

Реклама
%d такие блоггеры, как: