Реклама
Последние новости

Хирург блокадного Ленинграда

Воспоминания Лазаря Залмановича Райнеса – петербургского ветерана, полковника, врача, ушедшего из жизни в октябре 2018 года в возрасте 100 лет.

browser_2019-10-03_13-03-45.png

Из интервью 2012 года:

– В начале сентября 1941 года была создана маневренно-хирургическая группа. Нас было восемь человек, – рассказывает Лазарь Залманович. – Во время блокады военные врачи работали по всем больницам. Нас отправляли туда, где было наибольшее количество раненых после бомбежек и обстрелов, в основном, на Дорогу жизни.

Большее число времени молодые хирурги находились на кораблях Ладожской флотилии.

– Здесь происходила эвакуация всех из Ленинграда: детсады, школы и другие учреждения – все шли через Осиновец, что за Всеволожcком, на берегу Ладоги. Там был построен пирс, куда подходили баржи и забирали тех, кто ехал в эвакуацию. Многие попадали под обстрелы, которые были практически непрерывными. Тела погибших сбрасывали прямо в Ладогу. Никто точно не знает, сколько тогда погибло.

Тем, кто выжил, требовались срочные операции. Люди после обстрелов поступали обмороженными и голодными. Оказывать медицинскую помощь было очень тяжело, раненых собирали в огромные палатки (от 45 до 200 кв. м), грузили на корабли-полуторки и отправляли кого куда: в медсанбаты Всеволожска, в лазарет, в Ириновский госпиталь… Основная база была в клинике им. Джанелидзе, которая тогда находилась на Петроградской стороне.

– Это был ужас, – вспоминает Лазарь Залманович. – В крупные госпитали оборудование еще поставляли, но когда операции происходили прямо на кораблях краснознаменной ладожской флотилии или в палатках, иногда не было даже света.

Оперировать приходилось в ужасных условиях: при свете коптилки, бинтов не хватало… Помню, в госпитале на подхвате были две девочки, одной было лет одиннадцать, другой девять. Один раз, когда для операции не хватило перевязочного материала, одна из них вышла в коридор, сняла свою рубашонку и разорвала так, чтобы можно было перевязать раненого.

browser_2019-10-03_13-02-58.png

Морозы в те годы стояли страшные: 38– 40 градусов, снега вот столько (Лазарь Залманович проводит ребром ладони по груди, показывая, как они утопали в снегу). Нам очень помогало гражданское население: воды не было – топили снег, чтобы была вода, дров не было – старики, которые были в состоянии, готовили дрова. Когда лед замерз, навигация закончилась, и тогда была построена железная дорога. Ее немцы бомбили практически беспрерывно, и днем, и ночью.

– В ноябре 1941 года я познакомился с американским летчиком, – рассказывает Райнес. – Всего летчиков в самолете было двое, но один сразу погиб. Лежал в клинике в Первом медицинском институте с осколочными ранениями живота и головы. Его пришлось отправить в Москву, он оставил мне свой адрес, но мы так больше и не встречались… Уже не помню, как его звали. А в январе 1942 меня самого на корабле ранило осколком в легкое. Его убрали, и недели через две я уже вышел на службу оказывать помощь обмороженным. Перевязок нет, санитары кричат: «Доктор, помогите, помогите!». Погода штормовая, страшно…

– Из нашего общежития на Петроградке мы ходили пешком до Финляндского вокзала – оттуда к Дороге жизни шел поезд. По пути считали количество трупов на улицах и загадывали: если четное – попадем на поезд, нечетное – не попадем. Трупы были повсюду, иногда это были только части тел. Ночью голодные отпиливали, что могли, и это ели. На Васильевском острове в январе в феврале трупы лежали штабелями. Многие скрывали смерть своих родных, чтобы получать продуктовые карточки.

Во время войны у Лазаря Залмановича погибло трое братьев: Михаил, Давид и Зиновий. Михаил был начальником разведки дивизии в Смоленске. Бомба попала прямо в палатку, где их было шесть человек и разнесла все так, что не нашли ничего. Зиновий с товарищами носили рельсы во время ремонта немцами железной дороги. Одну рельсу перенести, а вторую никак не получалось. Немец расстрелял всех, бросил тела в канаву и ушел. Дяди и тетя Лазаря Залмановича погибли в гетто на станции Орша. Давид Райнес погиб в Свердловске.

***

Лазарь Залманович родился в 1918 году, окончил Военно– медицинскую академию в 1941 году, был назначен на должность начальника медицинской службы 5-й Морской школы войск НКВД. В сентябре этого же года он в составе медицинской группы принимал участие в спасении моряков и гражданских лиц на острове Гогланд, эвакуированных с погибших кораблей Балтийского флота при их переходе из Таллина в Кронштадт. Затем Лазарь Залманович работал в военных госпиталях маневренной хирургической группы Ленфронта на Дороге жизни, в крепости Орешек. После прорыва фашистской блокады Ленинграда он стал начальником медицинской службы Краснознаменного крейсера «Максим Горький», врачом эскадры Краснознаменного Балтийского флота.

После войны был главным урологом Балтийского и Тихоокеанского флота. Далее служил в Военно-медицинской академии на кафедре военно-морской хирургии, руководил госпиталем Сахалинской ВМБ. В 1960 году уволился в запас. Прибыв в Ленинград, продолжил работу по медицинской специальности в двух поликлиниках. Его общий стаж врача – 75 лет.

Награды: орден Отечественной войны 1-й степени, орден Отечественной Войны 2–й степени, два ордена Красной Звезды, медаль «За Боевые Заслуги», медаль «За оборону Ленинграда» и др.

Был председателем объединенного Совета ветеранов «Дорога жизни».

Умер 2 октября 2018 года в Санкт-Петербурге.

 

 

Источник: news.jeps.ru

Реклама
%d такие блоггеры, как: