Реклама
Последние новости

МОШЕ ДАЯН — ЛЕГЕНДА ИЗРАИЛЬСКОЙ АРМИИ

Реклама

Моше Даян — израильский военный и государственный деятель. Министр обороны Израиля во время Шестидневной войны, Войны на истощение и Войны Судного дня.

коллаж

20 мая 1915 года в первом кибуце Эрец-Исраэль Дгания в Палестине в семье Дворы Затуловской и Шмуэля Китайгородского, выходцев из Российской Империи родился будущий полководец Израиля — Моше Даян .

С конца 60-х до начала 80-х годов имя этого генерала было у всех на слуху. Оно упоминалось и в средствах массовой информации, и в разговорах на кухнях, и в произведениях фольклора, что к стати, является самым ярким показателем всенародной популярности.
Например, в те годы советская пропаганда изображала его как символ «международного сионизма и израильской военщины». Во-первых, именно он разработал план войны, начавшейся в июне 1967 года. Во-вторых, его внешний облик как нельзя более соответствовал образу врага. Жесткое лицо, черная повязка на левом глазу делали Даяна идеальным отрицательным героем.

Если где-то печаталась статья с разоблачением «израильских агрессоров», там непременно была его фотография. Если показывали кинохронику той войны, — обязательно присутствовал Даян. Его клеймили на всех партсобраниях, митингах трудящихся и лекциях Общества «Знание». Короче, Даян прочно входил в советский быт…

Моше Даян — представитель поколения «сабра» (евреи, родившиеся в Палестине), военачальник, принесший Израилю победы в войнах 1956 и 1967 годов. Впрочем, старшее поколение израильтян помнит и его успехи в первой арабо-израильской войне в 1948 году (израильтяне называют ее Войной за независимость). Он известен как хладнокровный, решительный руководитель, упорно отстаивавший свои взгляды, мужественный и жесткий воин. Но на самом деле — это человек сложный, не однозначный, знавший взлеты и падения.

Родители Даяна были в числе первых переселенцев из Восточной Европы. Отец — Шмуэль Даян (Китайгородский) приехал в Палестину в 1908 году. В 1911-м он стал наемным рабочим на общественной ферме (киббуце) Дгания, основанной двумя годами раньше на южной оконечности Галилейского моря. Это был первый киббуц в Эрец-Исраэль (Земля Израиля), насчитывавший в то время 11 человек. Позднее Шмуэль Даян стал одним из лидеров партии МАПАЙ, депутатом кнессета (парламента) 1-3 созывов.

Мать Даяна — Дебора (в девичестве — Затуловская) приехала в Палестину из России с рекомендательным письмом к одному из членов Дгании. Но она была столь привлекательной и образованной девушкой (позднее она стала одной из руководительниц женского рабочего движения в Палестине), что в киббуце оказалась не ко двору. Ей вернули заявление о членстве, и она нашла работу в другом поселении.

В 1915 году Дебора вышла замуж за Шмуэля Даяна. И только после свадьбы пара была принята в киббуц Дгания, где в том же году родился Моше. Он был первым ребенком, родившимся в этом первом израильском киббуце. Говорят, что от отца Моше, который в детстве был болезненным мальчиком, унаследовал скрытный, замкнутый характер. А от матери, которая была сильной и яркой личностью, наделенной недюжинным умом, он приобрел значительную часть своих интеллектуальных качеств.

В 1921 году Шмуэль Даян был одним из небольшой группы энтузиастов, организовавшей новое поселение Нахалал. Они отказались от строгого коллективизма киббуца, и Нахалал стал первым экспериментальным «мошавом» — деревней, где каждая семья имела собственный дом и небольшое подсобное хозяйство, а основная часть хозяйства была кооперативной.

Детство Моше было нерадостным. В Дгании, а затем в Нахалале поселенцы боролись с бедностью, убогими условиями жизни, жарой и болезнями, в основном малярией и трахомой. Отец постоянно отсутствовал, занимался делами движения «мошавов», Партии Труда и Гистадрута (Всеобщая федерация еврейских трудящихся). Мать была вынуждена выполнять тяжелую работу на ферме и растить трех детей — Моше, его сестру Авиву и младшего брата Зохара, убитого во время Войны за независимость.

С детства Моше должен был помогать по хозяйству и одновременно посещать сельскую школу. В эти годы он познакомился с арабами из близлежащих деревень, подружился с ними, научился разговорному арабскому языку и, как считали многие, «мог думать, как араб».

Проходя двухгодичный курс обучения в сельскохозяйственной школе, созданной в Нахалале Всемирной сионистской организацией, он встретил свою будущую жену — одноклассницу Рут Шварц, дочь преуспевающего адвоката из Иерусалима, которая была на два года моложе его. Впрочем, прежде чем пожениться, они провели одну «операцию», в ходе которой 19-летний Моше показал, что способен на благородные поступки.

По просьбе Рут, он оформил фиктивный брак с ее подругой — еврейской девушкой-беженкой из Германии. Цель «операции» состояла в том, чтобы дать ей возможность получить палестинский паспорт и тем самым предотвратить ее высылку из Палестины обратно в Германию.

Год спустя «брак» был расторгнут. Рут и Моше поженились. Ее родители устроили для них поездку в Англию, чтобы будущий генерал мог учиться в Лондонской академии и посмотреть мир.

Через несколько месяцев молодожены вернулись в Палестину. Именно в это время началось арабское восстание 1936-1939 годов.

Еще подростком Даян стал активным членом Хаганы (в переводе с иврита — «оборона») — еврейских вооруженных отрядов в период действия в Палестине британского мандата. В 12 лет он умел обращаться с винтовкой, участвовал в охране поселений от набегов бедуинов, в четырнадцать — ходил в ночные дозоры.

В то время у Хаганы были сложные отношения с английскими мандатными властями. Она представляла собой нелегальное, подпольное вооруженное формирование, хотя его члены вместе с англичанами противостояли арабам во время восстания. Даян служил в специальных еврейских охранных подразделениях, взаимодействовавших с английскими патрулями вдоль жизненно важного нефтепровода иракской компании, который проходил через Палестину к нефтеперегонным заводам Хайфы.

Создание Хаганы явилось ответом на события 1920 года и разрушение Тель-Хая – посёлка в Верхней Галилее, на севере Израиля, – когда восемь его защитников были убиты арабами. В 12 лет Моше умел обращаться с винтовкой, участвовал в охране поселений от набегов бедуинов, в четырнадцать – ходил в ночные дозоры.

В 1936–1939 годах служил в еврейских отрядах палестинской полиции. В 1939 году за незаконное хранение оружия был арестован британскими властями и до 1941 года содержался в тюрьме города Акко.

В то время военное положение союзников на Ближнем Востоке ухудшилось. Немецкий генерал Роммель продвигался к Египту. Сирия была в руках французского правительства Виши, сотрудничавшего с нацистами. Палестина находилась под угрозой вторжения немецких войск.

Ишув (еврейское население Палестины) все свои силы бросил на войну, выступив на стороне Англии. Даян получил приказ сформировать и возглавить группу из 31 добровольца Хаганы. Они проводили разведку в Сирии для вторжения англичан. Члены группы должны были стать проводниками для войск. Однажды они попали под обстрел. Даян искал с крыши дома огневую точку, используя бинокль убитого французского офицера. Пуля разбила линзу, и осколки попали в левый глаз. Только через шесть часов его смогли эвакуировать и доставить в госпиталь в Хайфе. В госпитале в Хайфе хирурги извлекли остатки стекла и металла, а глазное отверстие зашили.

Так появилась черная повязка, ставшая затем знаменитой во всем мире. Своего рода символом воинственного Израиля и характерной деталью для карикатур. Для Даяна это означало долгое мучительное лечение и проблемы с мозгом в конце его активной карьеры в Хагане.

Даян был награжден британским орденом «За Выдающуюся Службу».

После выхода из госпиталя Даян был направлен на штабную работу. Вместе с Ицхаком Саде, первым командиром Хаганы, он занимался вопросами подготовки еврейского населения Палестины к обороне против возможного вторжения гитлеровской армии через Египет. Ему принадлежала идея создания подпольной радиосети, независимой от командования Хаганы, которую намечалось использовать в случае немецкой оккупации Палестины.

В конце 1942 года, когда угроза вторжения стран Оси в Палестину уменьшилась, Даян вернулся в Нахалал и занялся земледелием. Однако в 1947 году, когда обострилась борьба с арабами и усилилась подготовка к войне, угрожавшей разразиться после провозглашения еврейского государства, он вернулся на службу в Хагану. Ицхак Саде поручил ему организовать бронетанковые и артиллерийские части.

В ходе Войны за независимость Израиля (14 мая 1948– 7 января 1949) майор Даян отличился 14–19 мая при обороне Дгании, где удалось остановить продвижение сирийцев. В августе он был назначен командующим Иерусалимским фронтом.

Весной 1949 года Даян участвовал во всех секретных встречах, проходивших на протяжении 4-х месяцев между представителями Израиля и короля Иордании Абдаллы. Целью этих переговоров была выработка мирного израильско-иорданского соглашения. В 1951 году короля убили у входа в мечеть Омара в Иерусалиме.

Моше Даян остался служить в армии.

В 1950–1953 годах Моше Даян командовал Южным, затем Северным военным округом Израиля, учился в высшей офицерской школе в Великобритании, возглавлял оперативный отдел Генштаба.

С 1953 по 1958 Даян был начальником Генштаба Цахала. На этом посту он сыграл ключевую роль в планировании операции «Кадеш» (Суэцкий кризис), завершившейся блестящим успехом.

Суэцкий кризис произошел, когда Египет национализировал Суэцкий канал. Англия, Францияи Израиль стали собирать международную коалицию, чтобы разорвать арабскую петлю. Утром 29 октября израильские войска перешли границу на трех участках. Израилю было гарантировано авиационное прикрытие на случай египетских бомбардировок. В течение ста часов непрерывных боев египетская армия была разбита и окружена. Полуостров Синай и сектор Газа были оккупированы, шесть тысяч солдат взяты в плен вместе с огромным количеством вооружений и боеприпасов.

Одна израильская колонна пересекла залив Акаба и, используя фактор внезапности, окружила египетский гарнизон в Шарм аш-Шейхе. Блокада, существовавшая с 1948 года, была снята. Морской путь к израильскому порту Эйлат был открыт.

Сразу же после завершения боевых действий Даян приступил к созданию военного управления в полосе Газа. Он стремился выявить среди арабского населения силы, готовые сотрудничать с Израилем. В те дни Даян сделал несколько выводов, которые оказали решающее влияние на его политику к арабскому населению территорий. По мнению Даяна, израильским войскам нужно было как можно дольше оставаться на захваченной территории. Длительность этого периода благотворно скажется на обстановке здесь даже в случае последующего отвода израильских войск.

Когда войска стали выводить, он предложил, чтобы Израиль передал Синайский полуостров Египту, а не войскам ООН, с тем чтобы получить непосредственно от египтян гарантии свободы судоходства и спокойствия на границах.

Основное достижение мирного договора состояло в гарантии свободного прохода через Тиранский пролив и залив Акаба.

Даян подал в отставку в 1964 году и занялся работой в рыболовецкой фирме и написанием «Дневника Синайской кампании», опубликованного в 1965 году. Он проанализировал не только успехи, но и ошибки, стоившие человеческих жизней.

В 1966 году был военным корреспондентом в Южном Вьетнаме во время Вьетнамской войны.

Даян оставался в стороне от большой политики до начала Шестидневной войны в июне 1967 года.

В мае 1967 года Египет и Сирия заключили военный союз, угрожая «сбросить евреев в море». Больше того, президент Насер закрыл Тиранский пролив и сосредоточил свои войска на Синайском полуострове.

Среди израильской общественности прозвучали требования передать Даяну портфель министра обороны, который находился в руках премьер-министра. Даян был включен в качестве министра обороны в многопартийное правительство национального единства. Это произошло за четыре дня до начала военных действий.

Даяну были даны полномочия установить час начала наступления. Новый министр обороны немедленно взял ситуацию под личный контроль и произвел последние изменения в планах операции. Даян перенес упор с оккупации территорий и захвата важных стратегических пунктов на преследование и уничтожение как можно большего числа египетских военных частей и подразделений.

То, что произошло между понедельником 5-го июня и субботой 11-го июня 1967 года, вошло в мировую историю. Шесть дней израильская армия удерживала фронт по периметру, протянувшемуся вдоль Суэцкого канала, Суэцкого пролива, залива Акаба, долины реки Иордан и Голанскими высотами.

Даян активно участвовал в осуществлении боевых операций. 7-го июня вместе с начальником генерального штаба Ицхаком Рабином Моше Даян вошел в Старый город Иерусалима.

По окончании военных действий нужно было управлять захваченными территориями: Синайским полуостровом, сектором Газа, Западным берегом реки Иордан и Голанскими высотами, – где проживало свыше миллиона арабов.

Одно из направлений политики Даяна состояло в том, чтобы использовать десятки тысяч рабочих с оккупированных территорий в сельском хозяйстве и промышленности Израиля. По его мнению, главное достоинство этой политики – предоставление евреям и арабам возможности вместе жить и работать.

В 1969–1970 годах президент Египта Насер предпринял попытку неудачных военных действий в зоне Суэцкого канала. 6-го октября 1973 года произошла атака египетских и сирийских войск во время иудейского праздника Йом-Кипур. Армии пересекли линии прекращения огня на Синайском полуострове и Голанских высотах и начали продвижение в глубь Израиля. Это была так называемая война «Судного дня», которая закончилась через 18 дней.

Внезапный удар принёс свой результат и первые двое суток успех был на стороне египтян и сирийцев, но во второй фазе войны чаша весов начала склоняться в пользу Израиля.

Вскоре последовала резолюция ООН о прекращении огня.

В 1978–1979 годах Даян был министром иностранных дел, участвовал в выработке Кемп-Девидских соглашений.

Моше Даян умер от рака 16 октября месяца «тишрей» (16 октября 1981 года) в возрасте 66 лет.

 

Ирина Мудрова

Источник: itexts.net

Реклама
Реклама
%d такие блоггеры, как: