Реклама
Последние новости

Как мусульмане-праведники в Сараево спасали евреев от нацистов

Реклама

В апреле 1941 года нацисты вторглись в Югославию. Сараево стали бомбить с воздуха. Еврейская семья Кавильо спасалась от бомбардировки в горах; они не пострадали, но их квартира была разрушена.

1941 г., на улице Сараево. Зейнаб (крайняя справа), Захрия (крайняя слева), посредине Ривка со своими детьми. Зейнаб краем платка прикрывает желтую звезду на левой руке Ривки 

Кавильо принадлежала небольшая семейная фабрика, здание которой они арендовали у Мустафы Харгада – их хорошего знакомого-мусульманина. Туда они и отправились. Встретивший их по дороге Мустафа тут же предложил им поселиться у него в доме.

Вся семья Харгада – он, его жена Зейнаб, брат Изет с женой Бахрией – были строго соблюдающими мусульманами. Женщины перед незнакомцами закрывали лицо. Ночевать в их доме незнакомому мужчине с семьей, да еще иноверцам, было делом крайне необычным. Но решение оставалось за мужчинами. И как рассказывала Зейнаб много лет спустя, братья Харгада твердо заявили: отныне семья Кавильо станет частью их семьи: «Иосиф – ты наш брат. Ривка – ты наша сестра. Ваши дети – наши дети. Наш дом – ваш дом». Для подтверждения этого заявления женщинам было велено не скрывать свои лица пред Иосифом Кавильо – новым членом семьи. И в плату за спасение Иосиф отдал Харгада все семейные драгоценности.

Кавильо прожили недолгое время у Харгада, после чего Иосиф смог по поддельным документам переправить жену и детей в Мостар, территория которого находилась под контролем итальянцев и где евреи пользовались относительной безопасностью. Сам Кавильо задержался, чтобы ликвидировать свой бизнес, и вскоре был арестован усташами. Однако сильный снегопад помешал переправить пленников в знаменитый лагерь Ясеновац под Загребом, где усташи методически уничтожали сербов, евреев и цыган. Тогда пленников, со скованными цепями ногами, заставили разгребать дороги от снега. Зейнаб там и увидела Иосифа. Позже он вспоминал: она стояла рядом на углу улицы, лицо, по обыкновению было закрыто платком, из-под которого катились слезы. Иосиф понял, что это Зейнаб. Они с Бахрией в течение месяца начали носить еду заключенным, невзирая на опасность.

К счастью, Иосифу удалось бежать, и он снова укрылся в доме Харгада. Хозяева встретили его, плача от радости. Оказалось, что все это время они при любой возможности передавали деньги семье Иосифа в Мостар. Он быстро восстановил силы после мучительных работ. Поблизости от дома находилось управление гестапо и Харгада сильно рисковали: все стены домов были увешаны предупреждениями, что всякий прячущий сербов и евреев, будет расстрелян. Евреев в городе практически уже не было. Не желая подвергать Харгада опасности, Иосиф решил пробраться в Мостар и воссоединиться с семьей.

К октябрю 1943 года итальянские территории оказались под контролем немцев, и Кавильо снова пришлось бежать. Они ушли в горы и присоединились к партизанам. Уже после войны они вернулись в Сараево и на первое время снова поселились у Харгада.

Тогда же они узнали, что отец Зейнаб, Ахмед Садик, прятал в своем доме еврея по имени Паппо. Но Ахмеду повезло меньше: он был арестован и расстрелян в Ясеноваце.

Со временем семья Кавильо эмигрировала в Израиль. В 1984 г. они обратились в «Яд-Вашем» с просьбой признать Мустафу, Зейнаб, Изета, Бахрию Харгада и Ахмеда Садика Праведниками народов мира, что и случилось 29 января 1984 г. Через год Зейнаб Харгада посадила в Саду праведников дерево в честь своей семьи. Имя Ахмеда Садика выбито на памятнике в числе еврейских имен — жертв и бойцов Сопротивления, павших от рук нацистов.

Посадка дерева в честь семьи Харгада.jpg

Через пятьдесят лет после Холокоста, когда Сараево было уже под обстрелом сербов, «Яд-Вашем» через «Джойнт» обратился к президенту Боснии разрешить Зейнаб приехать в Израиль, и в феврале 1994 года Зейнаб с дочерью, зятем и внуком приехали в Израиль, где их встречали правительственные чиновники, представители «Яд-Вашем» и семейство Кавильо. Израиль отдал свой долг.

Зейнаб в зале Памяти Яд-Вашем, 1985.jpg

Дочь Зейнаб позже во всей семьей приняла иудаизм. Круг замкнулся: она стала работать в «Яд-Вашем», где экспонируются материала подвига их семьи.

И в завершение маленькая деталь: в конце войны Харгада вернули в целости и сохранности все драгоценности семье Кавильо. Все до последнего колечка, в той же шкатулке.

Источник: stmegi.com

Реклама
Реклама
%d такие блоггеры, как: