Реклама
Последние новости

Тайна доброго японца

Его назначили вице-консулом в Литву, где не было японцев, а затем заставили сменить имя. Но сегодня в мире живет больше 50 тысяч потомков тех шести тысяч евреев, которых он спас от нацистов. Дипломат Тиунэ Сугихара просто выдал им транзитные визы – рискуя жизнью.

В конце января – в рамках Международного дня памяти жертв Холокоста – в Иерусалиме прошли мероприятия, посвященные Праведнику народов мира Тиунэ Сугихаре. Это был японский дипломат, спасший от смерти тысячи польских евреев, и в память о нем на горе Сион, рядом с «Древом жизни», была установлена мемориальная доска. Церемония, на которой помимо официальных лиц присутствовали и родственники спасенных им людей, сопровождалась песней «Путь самурая», посвященной Сугихаре. Вот первые строки этой песни:

С ними просто, с ними все предельно просто,
Им, и правда, больше некуда бежать.
На земле уже бывали холокосты, 
Только слова не успели подобрать.
Вся Европа в ожидании пожара
Безответна, нет спасения нигде.
А японский консул Симпо Сугихара, 
Что ему до этих плачущих людей?!

Большинству из тех, к кому с мольбами о помощи обращались европейские евреи, действительно, не было никакого дела. В отличие от своих коллег, Тиунэ Сугихара не мог оставаться равнодушным к горю этих людей. «Если я повернусь спиной к тем, кто нуждается в моей помощи, я предам свои убеждения», – говорил Сугихара своей супруге, когда они вместе смотрели на сотни людей, стоявших летом 1940-го перед консульством Японии в Литве и ожидавших от него решения. Сугихара к тому моменту был более чем осведомлен об ужасах, совершаемых нацистами над еврейским населением на оккупируемых Германией территориях. Знал он и то, что единственное спасение этих людей – страны, на которые влияние нацистов не распространялось.

Одной из таковых на европейской карте оставалась Литва. В октябре 39-го правительством этой республики был подписан советско-литовский «Договор о передаче Литовской республике города Вильно и Виленской области и о взаимопомощи между Советским Союзом и Литвой» сроком на 15 лет. Договор предусматривал ввод в Литву 20-тысячного контингента советских войск. Затем последовало избрание дружественного Союзу правительства, а в конечном итоге – вступление Литвы, а вместе с ней Эстонии и Латвии, в СССР.

Все это время в Литву из захваченной нацистами Польши прибывали еврейские беженцы. Часть из них оставалась в стране, часть продвигалась дальше на восток. Но хуже всего было тем беженцам, кто к моменту вступления Литвы в СССР только-только перебрался через границу и еще не смог оформить никаких официальных документов. Ведь по существующим на тот момент договоренностям между СССР и Германией эти люди подлежали депортации. То, что по возвращении их ожидает неминуемая смерть, понимали абсолютно все дипломатические представительства в Каунасе. Единственно возможным выходом, предложенным советскими дипломатами, было предоставление транзитных виз через СССР. Но для этого требовалась еще одна сторона – страна прибытия, подтвердившая бы свое согласие на въезд мигрантов. По сути, хватило бы даже номинального согласия такой страны, но давать его никто не торопился.

В деталях даже сегодня неизвестно, почему ищущие спасения люди оказались в 40-м у стен именно японского посольства. Как неизвестно и то, например, почему Сугихара был послан в Каунас в качестве вице-консула, гарантирующего безопасность граждан своей страны, хотя ни одного японца, помимо семьи самого дипломата, в то время в Литве не проживало. Неизвестно и ни о какой иной консульской деятельности Сугихары, кроме как выдачи транзитных виз еврейским семьям.

Что касается самого Сугихары, то природная скромность, а возможно, и другие обстоятельства не позволяли ему распространяться о своем поступке. И многие из его соседей были весьма удивлены, когда на похороны Сугихары в Японии прибыла правительственная делегация вместе с послом Израиля. Так что если и излагать историю, то опираясь на слова его супруги и людей, получивших из рук Сигухары спасительные визы, причем не только транзитные. Ведь среди тех людей, которым Сугихара выдавал визы, было много таких, кто не имел ни страны следования, ни достаточных средств, чтобы оплатить консульские сборы, а некоторые и вовсе не имели никаких документов.

Тиунэ Сугихара родился в 1900 году в японском городке Мино. Его отец был врачом, мечтавшим об успешной карьере для своих пятерых детей. Тиунэ был вторым ребенком и отличался блестящей успеваемостью в школе. Родители отправили его учиться в медицинский колледж, но Тиунэ не захотел становиться врачом и специально «завалил» вступительные экзамены. Зато после легко поступил в университет Васэда на отделение английской литературы.

Отношения с отцом, догадавшимся, что сын нарочно провалил экзамены в медколледж, на время оказались испорченными. Так что Сугихаре приходилось работать по ночам, чтобы оплатить свое обучение. Через год Тиунэ не выдержал и перевелся в только что открывшийся Русско-японский лицей в Харбине – там всем студентам, тщательно отбираемым МИД Японии, платили стипендию: власти остро нуждались в русскоговорящих дипломатах. Тиунэ изучал немецкий и русский языки. Закончив лицей в 1924 году, Сугихара начал работу в японском посольстве в Харбине. Активно общаясь с русскоязычным населением, он принял православие и женился на уроженке Белоруссии Клавдии Семеновне Аполлоновой. Позже, перед отъездом в 1935-м Тиунэ в Японию, они разведутся.

Сугихара зарекомендовал себя отличным дипломатом и настоящим экспертом в отношениях с Советской Россией. Со временем Сугихара занял должность заместителя министра иностранных дел Маньчжоу-го –государства, находившегося под полным контролем Японии. Именно ему доверили переговоры о приобретении Японией Китайско-Восточной железной дороги, которые завершились более чем выгодным для Японии договором.

Карьера сулила небывалые перспективы, но в 1935 году Сугихара неожиданно подал прошение об отставке. Причина – несогласие с действиями японской армии после ее вторжения в Китай в отношении мирного населения. Отставку не приняли, но Тиунэ отозвали в Японию. В начале 1936-го Тиунэ женился на Юкико Кикути. Через год вместе с ней и своим первенцем он отправился в Финляндию – работать переводчиком в японском посольстве в Хельсинки. К моменту назначения Сугихары вице-консулом в Каунас, являвшийся тогда столицей Литвы, в семье было уже трое детей.

Ранним июльским утром их семью разбудил шум на улице. «На площади у здания консульства стояли сотни людей – мужчин, женщин и детей. Я помню их глаза – уставшие и отчаянные. Женщины плакали. Маленькая девочка сидела в луже, измученная и испуганная», – вспоминала позже супруга дипломата. Все они пришли за визами. Для этого требовалось разрешение японского МИД, запрос на которое Тиунэ послал тем же утром. Три дня люди у консульства и сам Тиунэ находились в томительном ожидании, но без разрешения МИД начать выдавать визы сотням и тысячам людей он не имел права. Наконец секретарь вошел в кабинет с телеграммой, прочитав которую, Сугихара еще раз посмотрел на людей за окном. Потом он показал телеграмму из Токио жене: визы японский МИД выдавать запрещал. И Сугихара распорядился: «Открывайте двери. Мы начинаем прием документов на визы».

С 31 июля до 28 августа, работая по 16 часов в сутки, японский вице-консул Тиунэ Сугихара подписал 2139 транзитных виз. Учитывая, что виза выдавалась на семью, число покинувших приграничную территорию благодаря дипломату приближалось к шести тысячам человек. А потом Сугихару отозвали из страны. Но даже находясь на вокзале, он продолжал подписывать визы, передавая их через окно поезда, увозившего его к новому месту работы. Получившие визы беженцы ехали через СССР во Владивосток, добираясь затем на паромах до Японии и оправляясь в другие страны тихоокеанского региона. Немалая часть осталась и в самой Японии, пережив там войну.

Сугихара же отправился работать консулом в Прагу, затем в Кёнигсберг. Когда советские войска заняли Бухарест, Тиунэ находился в Румынии. Вскоре он был интернирован в СССР, получив через год разрешение на выезд в Японию. Вернувшись на родину весной 1947-го, Тиунэ Сугихара был уволен с дипломатической службы – в связи с сокращением штата министерства. Сменив имя с Тиунэ на Симпо, чтобы – как следует из официальной версии – не привлекать внимание к своей прошлой деятельности в рядах японского МИД, он устроился представителем частной японской компании в СССР и проработал в ней до 1975 года.

Все это время спасенные им люди пытались его найти, но безуспешно. Японский МИД отказывался предоставлять им какую-либо информацию. Тем не менее в 1968 году одному из уцелевших евреев – теперь уже работнику посольства Израиля в Японии – удалось вновь встретить Тиунэ. Уже через год после этого Сугихара был приглашен в Израиль на встречу с правительством, выразившим ему благодарность за спасение своих граждан. В 1985 году – за год до смерти Сугихары – правительство Израиля наградило экс-дипломата медалью Праведника народов мира. По самым скромным оценкам, сегодня в мире проживают более 50 тысяч человек из числа каунасских беженцев и их потомков. И каждый из них знает, благодаря кому он живет.

Алексей Викторов

Источник: jewish.ru

Реклама
%d такие блоггеры, как: