Реклама
Последние новости

Как Леонид Утесов превратил раввина в дядю Элю

Когда ребе Элимелех стал очень веселым,
он снял тфилин,
надел он очки и послал за двумя скрипачами.

Так начинается хорошо известная еврейская песня о ребе Элимелехе, считающаяся народной. Был ли Элимелех реальным персонажем или вошел в фольклор в качестве собирательного образа? 

Из реально существовавших раввинов с таким именем наиболее известен Элимелех из Лиженска (1717 — 1787), настоящая фамилия которого — Вайсблюм.

song1-22

Мойше Надир и первое издание текста песни о ребе Элимелехе

Родился ребе на Волыни, но большую часть жизни прожил на юго-востоке современной Польши. Его считают одним из отцов хасидизма в Польше — Элимелех оказал влияние на первых цадиков, положивших начало современным хасидским династиям. Да и сам он был известен как цадик, посвятивший жизнь изучению Торы.

Реальный ребе Элимелех из Лиженска слыл человеком остроумным и поэтому стал героем множества хасидских историй, притч и легенд, широко ходивших в народе (как и о его брате ребе Зусе из Аннаполи).

Когда ребе Элимелех стал совсем веселым,
он снял с себя свою белую одежду,
одел на себя шляпу
и послал за двумя цимбалистами.

Несмотря на статус народной, песня эта была создана вполне конкретным человеком — Мойше Надиром. Родился он в 1885 году в местечке Нараев в Галиции под именем Ицхак Райс. В 13 лет вместе с семьей эмигрировал в Соединенные Штаты. Вскоре начал заниматься литературным творчеством, рассылая свои статьи, рассказы и стихи в газеты на идише. Приобрел известность, в том числе и в англоязычной среде, взял псевдоним Мойше Надир, публиковался не только в США, но и Европе. Одно время придерживался левых убеждений и даже посетил Советский Союз в 1926-м, но порвал с коммунистами после пакта Молотова — Риббентропа.

Текст и мелодия песни о ребе Элимелехе родились в 1927 году в Нью-Йорке. Есть версия, что она создана под влиянием старой английской детской песенки «Old King Cole», но мелодии совершенно разные.

Сегодня, спустя 90 лет, песню о ребе Элимелехе исполняют как клезмерские оркестры, так и отдельные солисты, например, выдающийся скрипач Ицхак Перлман. Мойше Надир как автор песни почти нигде не упомянут, исполняется она, как правило, на идише, хотя существует и англоязычная версия. И не только она…

Ицхак Перлман 

В середине 1930-х песня докатилась до ушей одессита Лейзера Вайсбейна, ставшего к тому времени москвичом Леонидом Утесовым, которого знала вся страна. Утесов хорошо знал еврейскую народную музыку и охотно заимствовал многие мелодии (часто при помощи Исаака Дунаевского). Не оставил он без внимания и эту яркую композицию.  Раввин из текста, разумеется, исчез, а новую версию сочинила ленинградская поэтесса Елизавета Полонская-Мовшензон. Вместо ребе Элимелеха главным героем стал дядюшка Эля, в котором тоже было мало славянского, но все же… Примерно в 1940 году была выпущена пластинка с записью этой песни в исполнении Утесова.

Если добрый дядя Эля
В сердце чувствовал веселье,
В сердце чувствовал веселье
Дядя Эля.
Он снимал свой сюртучонок,
Надевал на лоб шапчонку.
Вызывал тогда он скрипачей.

Как видим, суть передана верно, изменились лишь детали. Кроме того, появился совсем новый куплет в духе времени:

А когда у дяди Эли
Всё кружилось от веселья.
И кружился от веселья
Дядя Эля.
Вынимал старик пластинки —
Все старинные новинки,
Заводил с большой трубою граммофон.

Если текст в утесовской версии был осовременен, то музыка осталась прежней. Хотя в качестве композитора на пластинке указан некий совершенно неизвестный Н. Пустынцев. Это имя не упоминается больше нигде и никогда — видимо, функция «Пустынцева» состояла лишь в обеспечении советского приоритета мелодии о дядюшке Эли.

Альбом Мирей Матье «L’aveugle» Диск финской исполнительницы Катри Хелены

Другой страной, где отметился ребе Элимелех, стала Франция. В 1969 году песня «L’aveugle» («Слепой») прозвучала в исполнении молодой, но уже популярной Мирей Матье. Текст очень отличался от оригинала, но мелодия, хоть и в ритме медленного вальса, осталась практически неизменной. При этом французы не указали, что это ремейк еврейской песни, и даже не вспомнили о Мойше Надире.

Вероятно, благодаря Мирей Матье эта композиция попала в Финляндию. Там, разумеется, сочинили новые слова, но мелодию не тронули. Песня получила труднопроизносимое и труднопереводимое финское название «Kuudenikаinen» и стала весьма популярна, войдя в репертуар одной из самых ярких финских исполнительниц Катри Хелены.

Но совсем уж необычную известность песня о ребе Элимелехе приобрела в Турции. Для турок это была французская мелодия, которую в 1972 году перепела популярная турецкая эстрадная и джазовая певица Айтен Альпман. Автором текста стала местная поэтесса Фикрет Сенесе. Песня получила название «Memleketim» («Родной город») и поначалу была принята весьма сдержанно. Но в 1974 году Турция вторгается на территорию северного Кипра, и местный филиал государственной турецкой радиостанции TRT начинает крутить «Memleketim» в своем эфире. Турки-киприоты всячески подчеркивали связь с этой землей, и песня «Родной город» отвечала их настроениям — тираж пластинки быстро исчез с прилавков.

«Родной город» от Айтен Альпман Фикрет Сенесе

Взрыв патриотизма в период войны вполне естественен, но песня востребована в Турции по сей день, соревнуясь в популярности едва ли не с национальным гимном. За содержание ответственность несет Фикрет Сенесе, но музыка — заслуга Мойше Надира, что отмечено даже в турецкой Википедии.

Возможно, существуют другие варианты этой песни — слишком у многих велик соблазн адаптировать эту мелодию. И на здоровье, значит, еще рано подводить черту под международными странствованиями ребе Элимелеха.

Вениамин Чернухин

Источник: hadashot.kiev.ua

Реклама
%d такие блоггеры, как: