Реклама
Последние новости

ЯША ХЕЙФЕЦ: от «ангела скрипки» до «скрипача от Бога»

Реклама

Яша (по официальной метрике — Иосиф) родился 2 февраля 1901 года в Вильно, в семье скрипача-клезмера. Буквально с малых лет и до конца своей жизни он привлекал внимание сначала европейского, а затем и мирового музыкального мира. В 3 года мальчик получил от отца в подарок маленькую скрипочку, а в 7 уже публично сыграл на ней концерт Мендельсона.

1014893140.jpg

Хотя мама вундеркинда держала небольшую бакалейную лавочку, жили Хейфецы очень бедно в районе, называвшемся Сафьяники, где трудились в основном евреи-кожевники, выделывавшие особо тонкую кожу — сафьян. Кстати, дом по ул. Майронё, 27, где прошло детство Яши Хейфеца, и здание его первой музыкальной школы (ул. Вильняус, 25) сохранились. Отец с матерью — Рувим и Хая Хейфецы — первыми оценили феноменальные способности сына и до конца своих дней преданно служили их развитию и совершенствованию.

После домашних уроков старший Хейфец передаёт четырёхлетнего Яшу в руки одного из лучших скрипачей и педагогов города Элияху (Ильи) Малкина, преподававшего в Виленском музыкальном училище Русского музыкального общества. В 1908 году в рамках выставки «Искусство в жизни детей» на сцене нынешнего здания столичной Филармонии состоялся сценический дебют юного гения. Сам Малкин был учеником и преданным последователем знаменитого профессора Петербургской консерватории Леопольда Ауэра, поэтому после скорого окончания Яшей Виленского музыкального училища в 1910 году он хлопочет о его переезде в Петербург. Кстати, средства на него, как и ранее на частичную оплату обучения Яши в Вильно, выделило местное Еврейское общество.

Первые годы жизни в Петербурге были для девятилетнего музыканта отчаянно трудными. В столицу с ним выехал только отец, время от времени вынужденный оставлять мальчика совсем одного, когда надо было съездить в Вильно к оставшейся там части семьи – жене и двум дочерям. Запертому на это время в комнате Яше было строго велено прятаться в шкафу, когда кто-либо подходил к дверям, и он не раз вынужден был так поступать. Жить в Петербурге постоянно родители Яши не могли из-за пресловутой «черты оседлости». И тогда Леопольд Ауэр, выдающийся педагог, воспитывавший многих знаменитых музыкантов, нашёл нестандартный выход: он зачислил сорокалетнего Рувима Хейфеца в свой класс… студентом, на которых действие дискриминационного закона не распространялось.

Вскоре, когда вся семья, наконец, собралась в Петербурге, стало ясно, что усилия были приложены не зря. 17 апреля 1911 года состоялся дебют Хейфеца в Малом зале Петербургской консерватории. В середине мая он выступил в Павловском вокзале, затем последовали концерты в Одессе, Варшаве, Лодзи. В том же году вышла первая пластинка с записью игры десятилетнего артиста, где он исполнил пьесы Шуберта и Дворжака. Профессор Ауэр поощрял выступления вундеркинда, считая, что ни серьёзные физические нагрузки, ни ранняя известность ему нисколько не повредят — по мнению педагога, Яша был уже вполне сформировавшимся артистом.

В 1913 году с нарастающим триумфом Яша Хейфец гастролирует в Германии, Чехии, Норвегии, в декабре концертирует на родине – в Вильнюсе, с блеском исполняя произведения Бетховена, Моцарта, Венявского. По отзывам слушателей и критиков, это была игра зрелого мастера, овладевшего виртуозной техникой, ставшего звездой первой величины. Несмотря на то, что юный гений играл на 3/4 скрипке, он поражал слушателей «полным звучанием необычайной красоты и выразительности, блистательной виртуозностью и лёгкостью исполнения, энергией и безупречным вкусом». Тогда же немецкая критика назвала Хейфеца «Ангелом скрипки». А когда однажды, перечисляя учеников на общей фотографии своего консерваторского класса, Леопольд Ауэр нечаянно пропустил имя Яши Хейфеца, в ответ на сделанное ему замечание профессор совершенно серьёзно ответил: «Он – не мой ученик. Это ученик Бога».

Примерно с этого же времени — с 1912-1913 гг. – вся семья Хейфецов уже постоянно живёт только на артистические гонорары Яши и гастролирует с ним по всему миру, поддерживая в быту, на репетициях и выступлениях.

Начало Первой мировой войны застало Хейфецов на гастролях в Германии. Яша отказался дать концерты в пользу раненых немецких солдат, и тогда все члены семьи были объявлены пленными. Лишь спустя четыре месяца им удалось вернуться в Петербург. Но и здесь наступали беспокойные революционные времена.

В 1915-1916 гг. Хейфец неоднократно выступает в Петрограде, заканчивает курс в консерватории. Он — уже признанный виртуоз, поражающий совершенством своей игры, безукоризненностью стиля.

Лето 1916 года вместе с профессором Ауэром Хейфец проводит в Норвегии. Услышавший здесь игру Яши американский импресарио тут же подписывет с юным скрипачом контракт на выступления в следующем году в США.

Яшу ещё ждут в 1917 году концерты в Петрограде и Саратове, но революция и сопровождающие её еврейские погромы выталкивают Хейфецов из России. Последний раз Яша выступает в Петрограде на концерте-митинге эсеров. Затем долгий из-за начавшейся Гражданской войны путь через Сибирь в Америку – уже за настоящей славой «скрипача от Бога» и биографией всемирно признанного музыканта: виртуозного исполнителя, талантливого педагога, дирижёра и даже автора множества популярных мелодий, который он подписывал именем Джим Хойл.

Изложенные нами вкратце фрагменты биографии Яши Хейфеца, а также многие другие эпизоды стали сюжетной канвой нового американского полнометражного документального фильма «Яша Хейфец – скрипач от Бога», созданного на основе биографической книги его многолетней ученицы, аккомпаниатора и друга семьи Айке Аугус «Хейфец, которого я знала». Книга эта только в США выдержала 5 изданий, но на полках магазинов её по-прежнему не сыскать. Поэтому год назад съёмочная группа под руководством режиссёра Питера Роузена взялась за её экранизацию.

Создатели фильма побывали в Вильнюсе и Петербурге, тщательно отобрали и прекрасно смонтировали многочисленные архивные фото- и кинодокументы, привлекли к своему проекту множество известных музыкантов, в том числе знаменитого литовского дирижёра Саулюса Сондецкиса, прилагающего значительные усилия к увековечению памяти Яши Хейфеца в Литве.

Премьеру картины в Вильнюсе, в кинотеатре «Скальвия», предваряла тёплая встреча в Еврейской общине Литвы. Публика и известные литовские музыканты могли насладиться звучанием любимых мелодий Яши Хейфеца в исполнении Айке Агус, а также задать вопросы ей и её петербургской коллеге Елене Фомичёвой, также принимавшей участие в создании фильма.

С 1940-го до середины 70-х гг. Яша Хейфец вёл мастер-класс в университете Южной Калифорнии. Трогательный рассказ Айке Агус о строгой преподавательской манере Мастера, относившегося к своим студентам очень требовательно, не терпевшего малейшей некорректности во внешнем виде, а тем более — небрежности или безвкусицы в одежде (за это даже полагался символический штраф), перемежался воспоминаниями о весёлых вечеринках, которые он регулярно устраивал для своих студентов – часто с переодеваниями и обязательно с танцами, на которые Хейфец и сам был мастак. А ещё при внешне очень закрытом образе жизни Маэстро любил водить спортивные автомобили, посещать антикварные лавочки, увлечённо играл в теннис, отлично плавал, обожал возиться с розами в своём саду…

И, разумеется, активно концертировал. Уже к концу 1930-х годов Хейфец утверждал, что четыре раза совершил кругосветное путешествие, а по протяжённости маршрутов своих гастролей дважды добрался до Луны. Пожалуй, трудно назвать уголок мира, где бы он вообще никогда не выступал, зато на многие мировые сцены Маэстро возвращался неоднократно. Официальным признанием поистине звёздного статуса выдающегося скрипача стал художественный фильм о нём самом. В титрах голливудской картины «They Shall Have Music» («Им нужна музыка»), снятой в 1939 году, так и значилось: «В роли легендарного Яши Хейфеца – Яша Хейфец».

По свидетельствам современников, на публике Хейфец всегда держался осторожно, в том числе — в политических вопросах. Поэтому в СССР его не считали белоэмигрантом или невозвращенцем, и он стал одним из немногих, приехавших сюда в первую советско-американскую оттепель в 1934 году. Проезжая через фашистскую Германию, Хейфец снова отказался там выступить. Зато концерты в Москве и Ленинграде, встречи со студентами консерваторий прошли с огромным успехом. Как потом признали специалисты, игра Маэстро во многом перевернула устоявшиеся представления о скрипичной игре и оказала заметное влияние на русское исполнительское искусство и музыкальную педагогику. В этот свой последний приезд в Россию Хейфец получил и бесценный подарок от оставшихся там родственников – они сохранили его самую первую маленькую скрипку…

Прекрасно адаптировавшись в Америке и даже имея дома в самых респектабельных местах Калифорнии — Беверли-Хиллз и Малибу, до конца своих дней Яша оставался, по сути, очень скромным человеком, охотно говорил по-русски, любил читать русские книги, предпочитал простую кухню своего детства – русскую и еврейскую. На встрече в Вильнюсе Айке Агус с улыбкой вспоминала, как нередко Маэстро просил её приготовить для него что-нибудь вкусненькое по рецептам из старой тетрадки, записанным рукой его мамы Хаи. И как упорно добивался, чтобы ученица не только поняла, но и без запинки научилась произносить по-русски фразу: «Старость – не радость, небедность – не порок», упирая на особый смысл вставленной им самим частицы не.

Между тем Яшу Хейфеца считают первым музыкантом в мире, занявшемся благотворительностью. В 1923 году после страшного землетрясения в Японии он дал большой концерт для сбора средств в пользу пострадавших. В ледяную погоду музыкант с мировым именем играл на открытой площадке, а билет на тот концерт стоил всего 5 центов. В 1950-е годы в значительной мере на личные средства Хейфеца были построены концертный зал и консерватория в израильском городе Хайфа. Такие пожертвования были не редкостью.

В годы Второй мировой войны вместе с другими известными американскими музыкантами Хейфец почти три года беспрерывно выступал перед солдатами на фронтах и в госпиталях. А в мае 1945-го по приказу командующего союзными войсками в Европе его срочно доставили из США в Германию — для выступления в честь соединения 12-й армейской группы под командованием генерала Омара Брэдли с советскими частями 1-го Украинского фронта, возглавляемого маршалом Иваном Коневым. После концерта онемевшему от восторга Коневу Брэдли представил одетого в форму рядового скрипача: «Это наш обычный американский солдат».

Позже в Америке Хейфеца нередко торжественно величали «золотым обеспечением доллара». Давние знакомые обращались к нему «Мистер Эйч» — по первой букве английского написания фамилии. Называть себя Яшей он разрешал только самым близким друзьям русского происхождения.

Однако блистательное артистическое имя «Яша Хейфец» теперь уже навсегда вошло в историю мировой музыкальной культуры. Нам, живущим ныне, несказанно повезло, что уже самое ранее становление, не говоря о поре полного расцвета этого выдающегося таланта, так удачно совпали с появившимися техническими новшествами – аудио- и видеозаписью. Хейфец был очень чуток и внимателен к этим процессам, никогда не жалел на них времени, поэтому в его исполнении зафиксирован практически весь классический скрипичный репертуар, а также множество сочинений ХХ века. Эти записи, сделанные начиная с 1911 года вплоть до последнего концерта в Лос-Анджелесе в 1972 году, многие из которых использованы и в новом документальном фильме, по сей день впечатляют сильнее самых пышных и восторженных устных похвал.

Сердечно поблагодарив американскую и российскую гостий за доставленное нам в год 110-летия Яши Хейфеца несказанное удовольствие от их визита и знакомства с новым фильмом, остаётся, однако, одновременно горько сожалеть о том, что память о выдающемся музыканте так скупо запечатлена в современной Литве. Кроме скромной памятной доски на столичном доме 25 по улице Вильняус и актового зала Еврейской общины Литвы, носящего имя Хейфеца, нет пока больше ничего. А ведь это имя могла бы с гордостью носить и Национальная филармония, где состоялось первое публичное выступление маленького Яши, и улица, и площадь с выразительным памятником. Даже самый небольшой скверик с ТАКИМ именем, безусловно, стал бы местом притяжения местных культурных людей и столь желанных для Литвы и Вильнюса гостей со всех концов света.

Но может, ещё есть надежда на нашу достойную память о «божественном скрипаче»?..

 

Татьяна ЯСИНСКАЯ

Источник: obzor.lt

 

Реклама
Реклама
%d такие блоггеры, как: