Реклама
Последние новости

Андрей Максимов: «Что такое шабат, я узнал лишь приехав в Израиль»

Реклама

Известный телеведущий, писатель и режиссер дал интервью порталу СТМЭГИ.

– Андрей Маркович, вы много лет выходили к своему зрителю в прямом эфире. В чем особенности такой работы? 

– Из-за того что долго работал в прямом эфире, мне всегда было важно знать точное время. Вообще-то прямой эфир ничем не отличается от записи, ведущие волнуются и там и там. Единственное самое нервное и тяжелое во всём этом – успеть на прямой эфир, поскольку живу я в Москве, где всегда пробки, а до работы еще нужно вовремя добраться. Причем, согласитесь, за два часа до эфира приезжать глупо.

– Сегодня вы успешно трудитесь в Театре Вахтангова. О спектакле на еврейскую тему не думали? 

– Никогда не относился к еврейской теме как к чему-то особенному, несмотря на то, что мой папа еврей, а мама – русская. Я космополит, хотя у меня и написана на эту тему пьеса – комедия про еврейского учителя русского языка, который в тяжелые 90-е, чтобы поставить памятник жене, решил открыть у себя публичный дом, но туда никто не шел, потому что у населения не было денег. Это сочинение никогда не ставилось на сцене, но было напечатано в сборнике.

– В вас течет еврейская и русская кровь – это как-то повлияло на вас? 

– Конечно повлияло! Папа – поэт, переводчик и журналист Марк Давидович Максимов (настоящая фамилия Липович), абсолютный еврей, его предки проживали в Сновске. Мама – Антонина Николаевна Максимова, сотрудник Бюро пропаганды Союза писателей, абсолютно русская женщина. Прекрасно помню два этих различных мира. Бесконечные разговоры за еврейским столом про то, как у нас всё плохо, постоянно стоявший вопрос – ехать или не ехать… Папа никогда не хотел уезжать. При этом, очень умеренно и не очень умеренно, выпивал за русскими столами.

Я обожал и маминых, и папиных родственников. Воспитывали они меня как человека. Отец, будучи поэтом, первым делом зачитывал свои стихи маме и мне. Сажал меня маленького за стол, спрашивал мнение об услышанном. Конечно, особых знаний по иудаизму я тогда не имел – что такое шабат, узнал лишь приехав в Израиль, и до сих пор не совсем понимаю суть Талмуда.

Ясно, что специального еврейского воспитания не получил. Во втором классе, столкнувшись с антисемитизмом, пришел домой и искренне спросил у мамы:
«Меня назвали жидом. Хотели обидеть или похвалить?» То есть до восьми лет понятия не имел, что это оскорбительно. И хотя воспитывался на русской, советской культуре, влияние еврейских родственников было огромным.

Когда я родился, мной очень много занималась любимая тетя Гита Юдовна. Она стала мне бабушкой, подарив столько тепла и любви, сколько бабушки отдают внукам. Правда, к тому времени все мои реальные бабушки и дедушки умерли.

Помню, мы с классом собирались ехать в другой город, и Гита Юдовна выдала мне 10 рублей, безумные по тем временам деньги. Я сказал, мне уже подбросили некую сумму родители, но она ответила, что теперь будет давать в два раза больше. А еще она сказала взрослым, чтобы они не брали меня на ее похороны, чтобы я запомнил ее живой… Она была настоящая, большая, ласковая еврейская бабушка, я звал ее «баба Гита». И только когда вырос, узнал, что она не была папиной мамой.

Мою бабушку по папиной линии звали Ева, это была очень простая, красивая женщина. Дедушка был чекистом и погиб. У папы была еще сестра Шура. Когда мне исполнилось 20 лет, мне сообщили, что на самом деле ее зовут Сара, а ее мужа Сашу – Исай. Сара Давидовна была судмедэкспертом, и моим первым местом работы стал морг городской больницы, где начинал работать ее секретарем.

Но вернемся назад. После гибели дедушки бабушка Ева поняла, что двоих детей ей самой не поднять, и отправила моего папу, родившегося в 1918-м, в глухое украинское местечко, на воспитание к своей сестре – той самой Гите Юдовне, которая была серьезным детским врачом. Тогда, в 1920-х, только закончилась Гражданская война, царили голод и разруха, оставалась в свободном доступе масса оружия. Местный мальчишка случайно нашел пистолет и застрелил дочь Гиты Юдовны, а потом, испугавшись, из этого же пистолета выстрелил в себя, но не убил. Баба Гита выхаживала его, раненого, несколько дней, и из-за того, что делала ему операцию, даже не пошла на похороны своей дочери, она должна была спасти этого мальчика – и спасла! Это характер. Железный по-своему человек, ей невозможно было сопротивляться.

Очень ее любил, впервые попробовал у нее еврейские блюда, например фаршированную рыбу.
Баба Гита вырастила и моего отца, и меня. Моя 37-летняя мама, в дальнейшем вложившая в меня всю душу, рожала меня крайне тяжело. Из роддома ее выписали только через месяц, ближе к концу мая. У них с Гитой Юдовной к тому времени сложились доверительные, хорошие отношения. Бабушка зашла в комнату, куда принесли младенца, то есть меня, распахнула все окна, бросила на пол ложку, тут же подняла ее и сунула мне в рот. Мама была в шоке, но Гита Юдовна отрезала: «Здоровее будет!»

Именно она научила меня спать, подложив ладони под голову и открыв на ночь форточку, с ней всегда можно было поговорить обо всем на свете. Для моей мамы, с таким же непростым характером, она была серьезным авторитетом. Меня бабушка обожала, тискала, обнимала, на ее серванте стояла моя огромная фотография с зайцем – но если она что-то говорила, это не обсуждалось.

– Придуманная вами система психофилософии – о чем она? 

– В основе психофилософии лежит принцип, что человек в жизни должен стараться делать лишь то, что ему хочется. Очень часто люди делают не то, к чему лежит их душа, – и не потому, что не могут, а потому, что не хотят.

– Почему же не хотят? 

– Потому что это тяжело. Что значит «делаю то, что хочу»? Это значит, что принимаю ответственность за свои решения. А почему граждане часто хотят жить плохо? Потому, что положение жертвы – самое выгодное, его можно объяснить множеством причин, на которые легко всё свалить.

– Как думаете, профессия журналиста – определенный талант или годы ежедневного труда? 

– А приготовление борща – это талант или годы труда?

– Думаю, талант… 

– Не согласен, сварить этот суп может любой. Просто один человек приготовит его просто, другой – гениально. То же и с журналистикой, где есть великие журналисты и обычные. Обычным журналистом может стать любой, это ремесленная профессия, ей можно научиться. А вот станет ли человек, овладевший этой профессией, выдающимся специалистом или нет – вопрос таланта!

Справка 

Андрей Максимов родился в 1959 году в Москве. Популярный российский журналист, писатель, драматург, теле- и радиоведущий, сценарист, театральный режиссер. На телевидении вел программы «Зеркало сцены», «Времечко», «Старая квартира», «Мужчина и женщина», «Дежурный по стране» и другие. Был главным редактором и лицом программы «Ночной полёт». Сейчас ведет передачу «Наблюдатель» на канале «Культура».

Беседовал Гарри Канаев

Источник: stmegi.com

Реклама
Реклама
%d такие блоггеры, как: