Последние новости

Репатриант Егор Кулешов стал солдатом ЦАХАЛа и новой звездой израильского баскетбола

Хотите видеть больше наших новостей и видео? Подписывайтесь на наш новый канал в телеграм: https://t.me/isralikeorg

Егор Кулешов — легкий форвард, атакующий защитник «Маккаби» (Ришон). Родился в Волгограде 5 ноября 1994 года. Рост 196 см, вес 93 кг. В Израиль репатриировался в 7 лет. В 16 лет один улетел в США.

Семь лет играл за команды университетов Аризоны, Хьюстона и Флориды. Однако профессиональную карьеру решил начать в Израиле. 4 октября его команда выиграла Кубок израильской Суперлиги.

Егор Кулешов. Фото: Уди Цитиат (пресс-служба команды «Маккаби Ришон»)

«Провели 4 игры за 6 дней, и сил на зал не осталось»

— Егор, поздравляю с первым титулом «Маккаби» в новом сезоне. Но чемпионат начали с обидного домашнего поражения «Нес-Ционе» (84:90). Какое сейчас настроение в команде?

— Мы хотели начать турнир «с правой ноги». Но это была четвертая игра за последние шесть дней, и накопилась сильная усталость. Поэтому мы не были достаточно готовы. Но теперь мы уже думаем о следующем матче в Иерусалиме. Я слышал, что «Паис Арена» — это один из лучших залов в стране. И уже не терпится там сыграть.

— Какие цели стоят перед командой в этом году?

— В любой команде цели ставятся самые высокие — хотим выиграть чемпионат и Кубок страны. Главное — показать максимум наших возможностей. Я только вернулся в Израиль. Это мой первый сезон в профессионалах. Мне здесь все очень помогают.

— Есть ли разница между американским и израильским баскетболом?

— Здесь совсем другой менталитет — и баскетбол немного иной. Но мне помогают адаптироваться в команде тренеры, игроки, поэтому мне повезло.

Егор на площадке. Фото: Уди Цитиат ("Маккаби Ришон")

Егор на площадке. Фото: Уди Цитиат («Маккаби Ришон»)

— Тебе помогают привыкнуть к новым условиям еще и менеджеры вашей команды. Когда мы договаривались об интервью, они сказали, что у тебя очень плотный график и для беседы есть только одно время — восемь вечера.

— (Смеется.) Да, в последнее время из-за службы в армии и большого количества игр все расписано по минутам. Я возвращаюсь из армии, и у меня есть всего двадцать минут, чтобы полежать. А потом мне сразу надо ехать на игру или тренировку.

— Можешь рассказать о своем сегодняшнем дне?

— Я начну со вчерашнего вечера (разговор состоялся на следующий день после игры «Маккаби» — «Нес-Циона» — «Вести»). Игра закончилась в половине одиннадцатого вечера. Уснул я в этот день только около часа ночи. Сегодня встал в 7 утра и поехал в Институт спорта Уингейта, в котором проучился до трех. Вернулся домой только к пяти. Собирался сходить в тренажерный зал покачаться, но после такой насыщенной недели у меня просто не осталось сил, и я решил свой выходной использовать для отдыха. А уже завтра мы возвращаемся к режиму двух тренировок в день.

«В израильской школе никого не понимал и плакал»

— Ты репатриировался с семьей из России в Израиль в 7 лет. Помнишь, как это было?

— Я родился в Волгограде, но потом жил в Тульской области. Помню, что пошел 1 сентября в школу, а уже на следующий день мы репатриировались в Израиль. Жили сначала в кибуце Неве-Ор на севере страны. Первое время я не разговаривал на иврите и никого не понимал в школе, так как «русских» почти не было. Я плакал, было странное ощущение.

— Родители говорили, почему переехали в Израиль?

— Мы не часто обсуждали эту тему. Но я знаю, что были проблемы. Это был хороший шанс начать все заново. Мама говорила, что она таким образом хотела дать мне шанс.

— Ты бываешь в Волгограде?

— Сейчас сложно со временем. Но пару лет назад приезжал. У меня там двоюродные братья, с которыми я стараюсь поддерживать отношения.

«Вообще-то я хотел играть в футбол»

— Как ты оказался в баскетболе?

— Это смешно (улыбается). Я особо не хотел играть в баскетбол и не интересовался этой игрой. Мне всегда нравился футбол. Когда мы переехали в Ришон, я вообще теннисом хотел заниматься, но это дорогой спорт, и для нашей семьи оказался нереальным. В школе у нас была баскетбольная секция. И начиная с четвертого класса три раза в неделю по 40 минут я играл в баскетбол. Но я не выделялся — каких-то сверхспособностей у меня не было.

— Когда ты понял, что баскет — это твое?

— Только через четыре года.

— Что поменялось?

— Я начал больше соображать, увидел, что есть потенциал. Помню одно лето — отец со мной просыпался каждый день в пять утра, и мы с ним добегали до площадки и работали над бросками. И это очень многое изменило.

Фото: Уди Цитиат

Фото: Уди Цитиат

«Забросил победное очко, а 14 тысяч зрителей хотели меня разорвать»

— Уже в 16 лет ты уехал в Америку. Сам принял такое решение?

— Да, мне сразу там понравилось. Страна подошла мне по менталитету. Я попал в хорошие руки — меня окружало много добрых людей, которые во всем помогали и стали мне, как семья.

Фото: Одед Карни, предоставлено Лигой баскетбола Израиля

Фото: Одед Карни, предоставлено Лигой баскетбола Израиля

— Летом ты был отобран на драфте NBA. Почему не остался там?

— Я провел в Америке семь лет. Пять из них играл в студенческом баскетболе. В этом году чувствовал, что есть шанс попасть в Лигу через драфт. Тренировался с командами NBA. Они смотрели на меня, делали интервью. Я надеялся, что смогу получить контракт. Была возможность подписать соглашение в G лиге (младшая лига NBA. — «Вести»), но я чувствовал, что европейский баскетбол будет для меня полезнее. В Европе больше возможностей, а также я хочу видеть свою семью — у меня родители в Ришоне. Я не жил с ними с 16 лет.

— Какой матч в карьере ты запомнил больше всего?

— Когда я играл за Хьюстон, и мы поехали в Университет Нью-Мексико. Наша команда проигрывала 17 очков за семь минут до конца. Мы были молодыми, и все думали, что мы в двадцатник улетим. Но поборолись и сравняли. При счете 89:89 игрок соперника пытался попросить тайм-аут, а у них его уже не было, и это автоматически технический фол. До сирены оставалось три десятые секунды. Я пробил один штрафной, и мы выиграли 90:89. После этого 14 тысяч зрителей на трибунах хотели меня разорвать, и мы быстро убежали в раздевалку. Я запомню это на всю жизнь (смеется).

— Там 14 тысяч, у «Маккаби» зал только на 2,5 тысячи.

— Здесь совсем другой тип болельщиков. В Израиле их может быть не так много в количестве, но они очень душевные. Есть болельщики с барабанами, которые создают очень много шума. Они реально любят игру.

«Читаю книги и учусь на вторую степень — я простой парень»

Фото: Уди Цитиат

Фото: Уди Цитиат

— Сколько тебе осталось служить в армии?

— Я призвался в ЦАХАЛ в 2013 году. «Спортивный статус» дал возможность сделать отсрочку на 3-4 года. Осталось отслужить около двух лет, но все может поменяться. Это зависит от того, как буду играть.

— У тебя есть любимая баскетбольная команда?

— Я всегда был болельщиком «Оклахома-Сити». Когда они переехали из Сиэтла в Оклахому, мне понравилась их форма. И с тех пор я болельщик NBA.

— Стиль игры какого баскетболиста тебе импонирует больше всего?

— Майкл Джордан был велик. Я смотрел много видео с ним. В мое время — это Леброн. Они оба великие.

— Чем ты интересуешься в свободное от баскетбола время?

— Я читаю разные книги. Про психологию, бизнес. Играю в видеоигры. Я простой парень. Сейчас работаю над своим проектом. Расскажу о нем через несколько месяцев. Для меня важно, что я также учусь и получаю  высшее образование. Через год у меня будет вторая степень по профессии «спортивный менеджмент».

"Маккаби Ришон" с победным кубком. Фото: Одед Карни

«Маккаби Ришон» с победным кубком. Фото: Одед Карни

Дмитрий Мирский
Источник: vesty.co.il

Хотите видеть больше наших новостей и видео? Подписывайтесь на наш новый канал в телеграм: https://t.me/isralikeorg

%d такие блоггеры, как: