Реклама
Последние новости

Еврейский нефтяной король

Реклама

Вслед за отцом он продавал в лондонской лавке ракушки, рис и шелка, пока не понял, что лучше – торговать нефтью. Он первым создал танкеры, которые пустили в Суэцкий канал, легко подсадил на нефть британский флот и заправил самолет, впервые перелетевший через Атлантику. Вскоре компанию Маркуса Самуэля знали все – к заправкам Shell стекались миллионы машин.

images_cms-image-000006769.jpg

В 1830-х годах неподалеку от Лондонского Тауэра Маркус Самуэль торговал восточными диковинками в лавке с вывеской Shell, «Ракушка». Товар поставляли ему моряки, и особенно хорошо шли шкатулки, инкрустированные перламутром. Тогда Самуэль открыл мастерскую – из закупаемых им ракушек 40 девушек мастерили шкатулки сами, снабжая их надписью «Подарок из Брайтона». Постепенно к диковинкам добавился и практичный товар: рис, коричневый сахар, пряности и другие восточные продукты. Теперь хозяин лавки не просто скупал у моряков по паре-тройке вещиц, но и делал оптовые заказы, а еще экспортировал британские промтовары. К 1860-м бизнес разросся и крепко стоял на ногах.

В семье Маркуса Самуэля подрастало двое сыновей: старший Маркус и младший Самуэль. После школы мальчики работали в компании клерками, а после смерти отца в 1878 году приняли дело в свои руки полностью. Сначала торговали, как и прежде, только шелком, фарфором, рисом и медью, потом стали отправлять на Восток текстиль, муку, зерно и индустриальные машины. Маркус Самуэль к тому времени получил образование в Париже и Брюсселе, успел попутешествовать по Ближнему Востоку, Филиппинам и Японии. Впрочем, младший брат ему не уступал. Самуэль Самуэль бросил якорь в Японии, открыл там торговое предприятие и обеспечил старшему брату крепкое представительство в Стране восходящего солнца – вместе они взяли на себя поставки британского индустриального оборудования почти для всех японских фабрик.

Постепенно главным товаром братьев стал керосин – от его поставок зависела вся система освещения того времени. Компания Marcus Samuel&Company экспортировала керосин в восточные страны в прямоугольных канистрах по 20 литров каждая – дальше их паковали по две и сбывали через мелкие лавки. Но объемы оставались небольшими, а транспортировка – дорогой. В один из тех дней, когда Маркус Самуэль в очередной раз обдумывал, как удешевить поставки керосина, к нему обратились Ротшильды с предложением о сотрудничестве. Они хотели торговать по всему миру своими нефтепродуктами, которые добывали в Баку. Идея была отличной, но возить товар интересными для Ротшильдов объемами братьям было нечем, да и старые маршруты были длинными, что повышало себестоимость.

В 1890 году, когда Маркус был в очередной командировке неподалеку от Каспийского моря, его осенило: нефтепродукты нужно везти по другому пути – не огибая Африку, а напрямую через Суэцкий канал. Это сократило бы путь на четыре тысячи миль! Одна беда: по соображениям безопасности перевозить по каналу продукты из нефти запрещалось. Судна, которые транспортировали нефть в то время, были технически несовершенны – до крушений и возгораний было рукой подать. Предыдущие модели судов компания-оператор Суэцкого канала не принимала, но и конкретные технические требования не формулировала. На свой страх и риск Маркус заказал строительство восьми супертехнологичных танкеров по проекту британского морского инженера Фортескью Флэннери.

Как раз перед презентацией танкеров администрация Суэцкого канала все же выдвинула технические требования, и суда Маркуса удивительно точно им соответствовали. То ли инженер Флэннери был гением, то ли Маркус знал, кого в администрации отблагодарить за сговорчивость, то ли все вместе. Летом 1892 года первый танкер под названием Murex отправился в Батуми, куда свозили бакинские нефтепродукты, чтобы уже оттуда с грузом выйти в Суэцкий канал – первым среди нефтяных судов. Компания Standard Oil, принадлежавшая конкуренту Ротшильдов, Джону Рокфеллеру, вылила на этот успех много желчи. Говорили, что танкеры Самуэля не так безопасны, как кажутся, и вообще, все это предприятие управляется «могущественной группой финансистов и торговцев» под «еврейским влиянием». Впрочем, все это никого не испугало, да и вряд ли могло.

Сначала танкеры Самуэля с керосином прибывали в Таиланд, а следующими пунктами назначения стали Сингапур и Япония. Выгодная особенность этих судов заключалась в том, что в одну сторону они шли с нефтяным грузом, а потом легко очищались до такого идеального состояния, что обратно в них можно было везти любой деликатный товар, в том числе и продукты питания. В 1897 году в честь отцовской лавки, с которой все началось, Маркус переименовал их с братом корпорацию в Shell Transport and Trading Company, или попросту Shell. В 1900 году у нее появился логотип – удлиненная створка ракушки. Через четыре года ее заменили на узнаваемую сегодня ракушку-гребень. Во второй половине XX века этот символ заполонит полмира и будет притягивать миллионы машин к заправкам Shell.

В родном Лондоне Маркус Самуэль, соблюдающий иудей, муж и отец четверых детей, стал фигурой во всех смыслах крупной. Он купался в роскоши и ни капли этого не стеснялся – его семья поселилась в лондонском особняке, который Маркус выкупил у графа Ромни, и периодически бывала в своем не менее роскошном загородном доме. Картины, дорогая мебель, парк, конюшня и шикарные экипажи – все это было. В светском обществе грузный усач с восточными глазами занимал высокое положение, в деловом – тем более. В 1898 году королева Виктория произвела его в рыцари в благодарность за доблестный поступок его компании: когда линкор британского военного флота Victorious сел на мель и люди на нем были обречены на гибель, танкер Shell пришел на помощь. Экипаж нефтяного танкера спас не только моряков, но и само военное судно.

Покупка нефти у Ротшильдов сильно ограничивала размах Shell. Пришло время подумать о других источниках и сотрудничествах. В 1901 году уязвленный конкурент Standard Oil, который зеленел от успехов Shell, предложил Самуэлю продать контрольный пакет его компании за баснословные на то время 40 миллионов долларов. Маркус отказался. В 1903 году Shell начала сближаться, а в 1907 году окончательно слилась с другим своим свирепым конкурентом, голландской компанией Royal Dutch, добывающей нефть в Индонезии. По настоянию Самуэля у каждой из компаний сохранялся отдельный глава и офис – в Лондоне и Гааге соответственно. Но главный пакет, 60% акций транснациональной корпорации Royal Dutch Shell, все же оказался у голландцев, они же отвечали за добычу и очистку. За Shell закрепили 40% акций и хранение, перевозку и продвижение продуктов на рынке. Акций у Shell, скорее всего, было бы больше, если бы в момент слияния с Royal Dutch английский флот решил бы перейти на нефть – но после раздумий он остался на угле, и Shell так и не удалось войти в сделку красиво, с крупным клиентом на крючке.

С 1897 по 1927 годы стоимость Shell поднялась с 1,8 миллиона до 26 миллионов долларов. В годы Первой мировой войны компании все-таки удалось убедить британский флот использовать нефтяную энергию – теперь на ней была почти половина всех военных судов. Также совместная компания выкупила у Ротшильдов право на добычу нефти в Баку и его окрестностях. Но все это было уже без непосредственного участия Маркуса Самуэля. Когда ему за 50, он начал понемногу отходить от дел, со временем почти полностью передав управление компаньону и главе Royal Dutch Генри Детердингу. Корпорация агрессивно осваивала мировые ресурсы – добыла себе право на разработку нефтяных месторождений по всему миру, включая Венесуэлу, Румынию и Египет, чем фактически раздавила Standard Oil.

На пенсии Маркус Самуэль переключился на общественную деятельность –в 1920 году он стал лорд-мэром Лондона, тем самым на год приняв должность скорее церемониальную, но очень почетную. В 1921 году он стал бароном, а в 1925 году получил титул первого виконта Бирстеда. Не обошлось и без научных званий – Университет Шеффилда присвоил выдающемуся нефтеторговцу почетную степень доктора права. Теперь Маркус с радостью наблюдал, какими бешеными темпами развиваются машинные технологии во всем мире, в том числе и благодаря ему. Вряд ли тогда он в полной мере представлял темную сторону нефтедобычи. Когда летом 1919 года британские летчики Джон Алкок и Артур Браун совершали свой исторический перелет через Атлантику, их самолет был заправлен топливом Shell. «Мы наблюдаем знаменательный рост в использовании жидкого топлива, поскольку его огромное превосходство для паровых судов получило наконец должное признание», – отметил Маркус Самуэль.

Маркус Самуэль скончался в Лондоне 17 января 1927 года – буквально через два часа после того, как в вечность отошла его жена Фанни. Их старший сын Вальтер унаследовал все его титулы и был председателем компании Shell в рамках корпорации. Сама же компания за век с лишним претерпела не такие уж большие изменения. Все это время она предсказуемо росла, а в 2005 году две компании слились в одну со штаб-квартирой в Нидерландах.

Ганна Руденко

Источник: jewish.ru

Реклама
Реклама
%d такие блоггеры, как: