Реклама
Последние новости

ПЕРВЫМИ ВЫШЛИ К СТЕНЕ ПЛАЧА

Реклама

Израиль отметил 51-ю годовщину со дня освобождения Иерусалима по еврейскому календарю. Израильские СМИ в эти дни по традиции заполнили снимки трех молодых десантников, стоящих у Стены Плача. Вновь вспомнили добрым словом первой прорвавшейся к этой святыне десантную бригаду под командованием Моты Гура.

54654

Неожиданным диссонансом на этом фоне прозвучала опубликованная в «Маариве» статья известного историка Ури Мильштейна «Первые на Сионе». В статье Мильштейн доказывает, что освобождение Храмовой горы десантниками Моты Гура – не более, чем миф, который был намеренно внедрен в сознание израильского общества. Подлинные же герои, первыми прорвавшиеся к Храмовой горе были незаслуженно обделены славой и, по сути дела, забыты.

Мильштейн начинает свои расследования с напоминания об известной многим, тоже вошедшей в анналы фотографии, на которой смертельно уставшие бойцы 2-й роты 163 батальона 16-ой Иерусалимской бригады запечатлены на фоне Стены Плача под табличкой на арабском и английском языках с надписью «Эль-Борак». Табличка обозначала то место Стены Храма, у которого, по мусульманскому преданию, пророк Мухаммед привязал чудесное существо Эль-Борака, в мгновение ока перенесшего его из Мекки в Иерусалим – чтобы он вместе с Моше рабейну и другими еврейскими пророками смог помолиться в Небесном Иерусалимском Храме.

Эта любительская фотография была сделана утром 7 июня 1967 года сержантом Эли Гартелем. Гартель служил в охране ядерного реактора в Димоне, но дезертировал на сутки, чтобы своими глазами увидеть битву за Иерусалим.

Мильштейн настаивает, что именно бойцы-резервисты 16-й Иерусалимской бригады под командованием капитана Йорама Ронена и майоров Исраэля Эльяшкевича и Яакова Гата первыми вышли к Стене Плача через Мусорные ворота. Десантники Моты Гура прорывались к ней через Львиные ворота, и подошли к Стене, как минимум, на полчаса позже.

«Верно, версия о том, что первыми в Старый город и к Храмовой горе подошли те, кто штурмовал Львиные, а не Мусорные ворота, выглядит на карте более убедительной, но реальность оказалась другой», – пишет Ури Мильштейн.

И вслед за этим задается вопросом, как же так получилось, что во всех монографиях, посвященных Иерусалиму и Шестидневной войне, во всех учебниках истории героями оказались бойцы-десантники, а не резервисты 2-й роты 163 батальона? И это при том, что на самом деле все офицеры, принимавшие участие в сражении за Иерусалим, знали правду!

«В свое время, – вспоминает Мильштейн, – я задал этот вопрос командиру 16-й бригады Элиэзеру Амити. – «Так кто же первым вышел к Стене?!» – спросил его я напрямую. «Я не хочу обсуждать эту тему!» – последовал ответ…

Затем я задал тот же вопрос моему другу, подполковнику Амосу Неэману, который командовал десантным полком за 10 лет до Гура, а в дни Шестидневной войны служил в его штабе. По его словам, до правды в тот момент никому не было дела. Решением министра обороны Моше Даяна было изначально решено представить главными героями освобождения Иерусалима самого Даяна, начальника генштаба Ицхака Рабина, генерала Узи Наркиса, главного раввина армии Шломо Горена и еще группу всем известных лиц. Тогда же было решено объявить, что первой к Стене вышла регулярная десантная часть. Молодые, красивые, хорошо тренированные и обученные ребята, выглядящие как «настоящие герои». А «серые» пехотинцы на героев внешне никак не тянули, и потому их решили не упоминать».

Исраэль Эльяшкевич в беседе с Мильштейном сказал, что поначалу он и его товарищи не придали значения газетным публикациям, в которых для них почему-то места не нашлось. Но затем до него дошло, что их, по сути, вычеркнули из истории и создали миф о битве за Иерусалим, который ничего общего с реальностью не имеет.

В течение многих лет Эльяшкевич пытался восстановить правду, но никто не готов был предоставить ему трибуну. В 2013 году в День Иерусалима Второй канал израильского ТВ, наконец, согласился сделать с ним интервью, но оно осталось практически незамеченным.

Практически – потому что доктор Гидон Авиталь-Экштейн в своей книге «67» объемом 519 страниц счел возможным уделить бойцам Второй роты ровно 3 строки. Но только для того, чтобы саркастически заметить, что у доводов Эльяшкевича нет никаких оснований, так как якобы фотография, на которой он запечатлен со своими ребятами, вообще была сделана не 7 июня 1967 года, а днем позже. А первыми у Стены были наши славные десантники, как об этом говорится во всех книгах и документах – и точка!

Но на самом деле, продолжает Ури Мильштейн, все очень просто. Десантники подошли к Стене Плача в сопровождении профессиональных фотографов, которые и сделали те самые снимки, без которых сегодня не обходится ни один учебник или фотоальбом. И на одной из этих фотографий солдат-десантник молотком сбивает табличку с надписью «Эль-Борак» со Стены. Однако на фотографии Эли Гартеля эта табличка отчетливо видна. И это значит только одно: наши славные десантники подошли к Стене уже после роты резервистов. И Мильштейн даже называет точное время, когда это произошло: 11.00. На полтора часа позже «серой» пехоты из 163 батальона!

И уже окончательно доказав правоту Исраэля Эльяшкевича, Мильштейн восстанавливает истинный ход событий тех дней.

За два дня до того, 5 июня, в ходе первых боев за Иерусалим 163-й батальон понес немалые потери. Во время тяжелейшего боя за Абу-Тур среди прочих погиб и его комбат Миха Фейкс. Не менее страшный бой ему пришлось выдержать в квартале Гиват-Рам, в районе Еврейского университета.

В ночь на 7 июня в батальон прибыл новый командир Йоси Брош, совершенно не знакомый с топографией Иерусалима. Получив приказ прорваться в Старый город через Мусорные ворота, Брош решил возложить эту задачу на первую роту, которой командовал майор Яки Решеф. Логически это было совершенно верное решение: первая рота не принимала участия в предыдущих сражениях; ее бойцы были полны сил, в то время как на вторую легла вся тяжесть боя за Абу-Тур. Однако командир четвертой роты Эли Кедар стал требовать, чтобы право на штурм Мусорных ворот было предоставлено именно его подразделению. Кудар мотивировал это тем, что он сам – уроженец Старого города, и отлично в нем ориентируется.

Так в итоге и произошло: первыми в Мусорные ворота вошла Четвертая рота во главе с Эли Кедаром. Но первой к Храмовой горе подошла все та же Вторая рота, обнаружив ведущий к ней туннель. И часы в этот момент показывали 9.30 утра.

«Да так ли все это важно сегодня, 51 год спустя?!» – вправе спросить читатель.

Но, выходит, важно!

Потому что речь и в самом деле идет об одном из самых выдающихся событий ХХ века. И фраза о том, что народ должен знать своих героев – не пустые слова. И уж совсем негоже, когда этих героев забывают, а их подвиг приписывают другим – просто потому, что высокому начальству показалось, что так будет «красивше».

И нет для любого историка более благородной задачи, чем восстановить историческую справедливость.

Люкимсон Пётр

Источник: Шахар

Реклама
Реклама
%d такие блоггеры, как: