Реклама
Последние новости

Мистика и реальность Шестидневной войны

Реклама

Как известно, Шестидневная война началась 5 июня 1967 года, и накануне начала боевых действий многие израильтяне были в панике. Правительство и командование ЦАХАЛа готовилось к крайне тяжелым потерям – как среди бойцов, так и среди мирного населения.

w6p1gNkoM-k.jpg

Израильские десантники возле сбитого египетского самолета. Фото: Wikipedia / יחזקאל (חזי) רחמים — יחזקאל (חזי) רחמים

Рассказывают, что накануне войны Моше Даян вызвал к себе одного из тогдашних лидеров ультраортодоксального мира рава Яакова-Исраэля Каневского (Степлера).

— Приближается очень тяжелая война, — сказал Даян. – По нашим оценкам, мы потеряем в ней не менее 30 тысяч человек. Мы не просим вас поддержать призыв ешиботников в армию, хотя это было бы справедливо. Но мы надеемся, что учащиеся ваших иешив, по меньшей мере, примут активное участие в похоронах убитых.

— Нет, мы не станем этого делать. Наши люди продолжат и в дни войны учить Тору, — спокойно ответил Степлер.

Единственный глаз Даяна стал наливаться кровью.

— И можно узнать, почему вы не станете помогать делать такое святое дело? – спросил он, с трудом сдерживаясь.

— Можно, — все так же спокойно сказал Степлер. – Мы не станем этого делать по той простой причине, что таких потерь не будет. Война закончится в считанные дни, и наши потери будут минимальны. Из тех, кто находится в тылу, вообще никто не пострадает. Никаких похоронных бригад не потребуется. Все закончится великой победой Израиля.

Он помолчал и добавил:

— Среди евреев, живущих в Эрец-Исраэль, вообще больше никогда не будет массовых потерь, разве что в самые последние дни перед приходом Машиаха.

— И откуда такая уверенность?! – язвительно произнес Моше Даян.

— Так сказано в книгах наших пророков, министр. Вы же вроде считаете себя знатоком ТАНАХа. Так там все написано, — сказал рав Каневский, поднимаясь с кресла и давая понять, что разговор окончен.

Тем не менее, 5 июня 1967 года в 11:00 Израиль подвергся первому налету сирийской и иорданской авиации. Над Гуш-Даном зазвучала сирена воздушной тревоги.

В те дни в Бней-Браке вот уже третий год жил Ребе из Махновки – рав Авром Иегошуа Гешель Тверский, последний их хасидских цадиков, задержавшийся в СССР и прибывший в Израиль из Москвы зимой 1964 года. За три года он успел возродить свой хасидский двор, и когда прозвучала воздушная тревога, сидел в бейт-мидраше и учил Тору. Услышав сирену, Ребе достал из шкафа свиток Торы и вместе с находившимися в «доме учения» хасидами спустился в бомбоубежище. Там он на какое-то мгновение замер со свитком в руках, словно к чему-то прислушиваясь. А спустя две-три минуты велел хасидам подняться наверх и вернуться к учебе, несмотря на все еще ревущую сирену.

Поймав их недоуменный взгляд, рав Тверский объяснил:

— Незачем здесь торчать попусту! Бояться нечего. Наоборот, надо радоваться: Творец решил, что пришло время вернуть евреям Стену Храма.

Хасиды немедленно разнесли слова Махновского ребе по всему Бней-Браку, и вскоре они стали известны всей стране.

Жители Бней-Брака были уверены, что предсказание Ребе обязательно сбудется – надо только немного подождать. Ждать пришлось долго – целых два дня.

* * *

Рассказы о чудесах, которые происходили в дни Шестидневной войны, уже давно стали неотъемлемой частью современного израильского фольклора. Свидетелями одного из таких чудес стали десятки жителей Иерусалима, оказавшихся 6 июня 1967 года в самом центре города.

В то утро на улице Штрауса рядом со зданием Гистадрута был припаркован грузовик со снарядами. Неожиданно иорданцы начали массированный минометный обстрел этой части города. На улице Штраус в это время, как обычно, было полно народу, укрыться практически негде, и среди прохожих началась паника.

Трудно представить, что произошло бы, если бы один из снарядов разорвался рядом с грузовиком: в результате детонации нескольких тонн боеприпасов могли погибнуть даже не десятки, а сотни людей. И один из снарядов действительно упал рядом с грузовиком. Но почему-то не разорвался, а так и остался лежать у колес, и его пришлось обезвреживать примчавшимся саперам.

* * *

Другая история связана с израильским танком АМХ-30, который умудрился в самом начале войны потерять связь с другими танками своего батальона и заехать в тыл иорданцев. Пробираясь к своим, экипаж танка уничтожил пять иорданских «Паттонов». Знатоки наверняка скажут, что это практически невозможно: американские «Паттоны» по своим техническим характеристикам намного превосходили французские АМХ, которые к тому же обладали относительно невысокой степенью защиты, но из песни, как говорится, слов не выкинешь.

Когда командира АМХ спросили, каким образом ему удалось достичь столь грандиозного успеха, он ответил:

— Сам не знаю. Когда они появились, я подумал, что все, нам конец. Но они проезжали мимо меня так, словно совершенно меня не видели. И тогда я решился открыть огонь. Мы били по ним, как по учебным мишеням…

* * *

По рассказу одного из участников Шестидневной войны, однажды ночью его рота получила приказ выдвинуться на новую позицию и там окопаться. Однако когда они заняли указанное место, выяснилось, что вокруг очень каменистая почва, и строить окопы невозможно. В то же время всего в нескольких десятках метров позади них находились окопы, брошенные противником. Солдаты и младшие командиры стали уговаривать комроты немного отступить и укрыться в этих окопах, но тот велел им оставаться на месте, хотя видел, что они совершенно открыты для противника.

Ночью сирийцы обнаружили залегшее на земле подразделение ЦАХАЛа и начали его массированный обстрел из минометов. Но странное дело: все снаряды легли в те самые готовые окопы, а среди израильских солдат никто не пострадал.

* * *

Еще одна загадочная история произошла на египетском фронте.

Ночью одно из подразделений ЦАХАЛа обнаружило движущуюся в его сторону пехоту противника. Командир отдал приказ приготовиться к бою, а затем и открыть огонь, но… у всех бойцов неожиданно заклинило оружие. Автоматы словно отказывались стрелять, несмотря на все непарламентские выражения, которые изрыгал командир.

Но по странному стечению обстоятельств то же самое произошло и у противника. Обе стороны приготовились к рукопашной, но когда сблизились, выяснилось, что воевать не с кем – на всех была одна и та же форма.

Петр ЛЮКИМСОН

Источник: isrageo.com

Реклама
Реклама
%d такие блоггеры, как: