Реклама
Последние новости

«Я еврей по тестю»: Андрей Рье сыграет для израильтян на скрипке Страдивари

Реклама

Впервые в Израиль с четырьмя концертами прибыл голландский скрипач, дирижер и композитор Андре Рье и его «Оркестр Иоганна Штрауса». Известный своими блестящими в прямом и переносном смысле и масштабными представлениями Андре Рье снискал себе славу хитреца, сумевшего превратить рутинные классические концерты в увлекательные шоу. 

Накануне израильских гастролей маэстро рассказал о своем коллективе и семье.

browser_2018-04-06_11-31-05.png

Андре Рье Фото: Andre Rieu Productions

Андре Рье Фото: Andre Rieu Productions

Андре Рье Фото: Andre Rieu Productions

— В этом году вашему оркестру исполняется 30 лет. Что вы считаете самым большим успехом вашего коллектива, а что самым громким провалом, если такой, конечно, был?

— Одно из крупнейших моих достижений — это, безусловно, 30-летие моего оркестра. В 1987 году я основал его при участии 12 молодых музыкантов. В тот момент я и подумать не мог, что он станет таким успешным.

Десять лет назад, в 2007-м, мы выступали перед венским замком Шенбрунн — летней резиденцией Габсбургов. Это оказалось так удачно и живописно, что я решил создать макет замка и превратить его в декорации для наших концертов. В тот год мы объездили весь мир и давали концерты в течение года на фоне Шенбрунна. Правда, оказалось, что в финансовом плане это не оправданно, и я оказался в долгах на целый год. Несмотря на это, я не жалею об этой авантюре с декорациями. Она принесла нам много радости.

Андре Рье Фото: Andre Rieu Productions

Андре Рье Фото: Andre Rieu Productions

— В исполнении вашего оркестра однажды прозвучала известная еврейская мелодия «Хава Нагила». Как она попала в ваш репертуар?

— Мой тесть был евреем. Когда он бежал из Берлина от нацистов, то захватил с собой два чемодана пластинок. Так я услышал немало отличных песен, которые были популярны в 20-е и 30-е годы прошлого века.

Когда я организовал свой первый оркестр под названием «Маастрихт», мы играли эти произведения в домах престарелых. Я заметил, что многим слушателям хорошо знакомы эти мелодии. Кроме того, я всегда готовлюсь к гастролям, слушаю композиции, популярные в каждой стране, и включаю некоторые из них в репертуар. «Хава Нагила» — это одна из вечных песен, она хорошо известна во всем мире, и мы часто ее исполняем.

Андре Рье Фото: Andre Rieu Productions

Андре Рье Фото: Andre Rieu Productions

— В 2011 году в Вене вы и ваш оркестр исполнили вальс известного голливудского актера Энтони Хопкинса «And The Waltz Goes On» («И вальс продолжается»). Почему вы взялись за это произведение: потому, что его написала всемирная знаменитость или композиторский талант Хопкинса все-таки сравним с великими композиторами венской классической школы?

— Ко мне часто обращаются с предложениями исполнить ту или иную композицию. Я был поражен, когда ко мне обратился знакомый актер Энтони Хопкинс. Оказывается, Хопкинс собирался стать музыкантом, но в итоге выбрал кино.

В качестве композитора  он написал ряд произведений для фортепиано и оркестра. Этот вальс – одно из них. Мне очень понравилась его меланхоличная красота. Классики венской школы – вне конкуренции, но я думаю, что Хопкинс мог стать успешным композитором.

— Музыку каких еще современных композиторов вы исполняете?

— Я люблю исполнять композиции Эндрю Ллойда Уэббера. Я играю и музыку Майкла Джексона, и такие песни, как «The Last Rose». Я записал свои версии песен ABBA, хотелось бы выступить и с Брюсом Спрингстином.

Я не разделяю современную и традиционную музыку. Главное – это насколько мелодия трогает мое сердце.

Андре Рье Фото: Andre Rieu Productions

Андре Рье Фото: Andre Rieu Productions

— Какова, по-вашему, сегодня роль классической музыки? Не считаете ли вы серьезный жанр вымирающим, уделом горстки любителей?

— Я не считаю, что классическая музыка написана для элитарной группы людей. Она была написана для всех нас. Например, Моцарт: в свое время люди с нетерпением ждали появления каждой новой его оперы! Если бы он творил в XXI веке, он стал бы настоящей звездой, молоденькие девушки просили бы его автограф и вешали бы его портрет в своей спальне. Сегодня важно рассеять страх, который присутствует у многих в отношении классической музыки. Нам нужно знакомить с ней детей. Интернет помогает и расширяет наши возможности в этой сфере, но нет ничего лучше живой музыки.

— Нужно ли, по-вашему, популяризировать классическую музыку или она должна оставаться элитарным искусством? Нужно ли превращать ее в шоу-бизнес, чтобы спасти?

— Я не люблю слово «шоу-бизнес». Шоу-бизнес – это 20 одинаково одетых девушек на Бродвее. Я исполняю музыку так, как она была задумана. Я не добавляю популярные ритмы и не меняю мелодии. Моя цель – добавить визуальные элементы. Девушки в моем оркестре не одеты в строгие черные костюмы, как в других оркестрах. Сцена декорирована в привлекательном стиле. В мир классики я добавляю долю юмора. На моих концертах люди подпевают, танцуют, плачут, веселятся…

Когда вы идете в музей, вы видите, что люди восторгаются картинами и скульптурами. То же самое должно произойти с классической музыкой. Ведь она прекрасна и должна быть доступна каждому.

— Ваше мнение о современной музыке: сравнима ли она по силе эмоционального воздействия с шедеврами классиков?

— Безусловно! Эмоции, которые человек испытывает на концерте, напрямую связаны с исполнителем музыки. Если ты веришь в свое искусство, то это передается публике. Это касается и современной музыки. Смотрите, в каком восторге люди пребывают на концертах поп- и рок-музыки.

Андре Рье Фото: Andre Rieu Productions

Андре Рье Фото: Andre Rieu Productions

— В 2013 году вы с годовой выручкой в 50 миллионов долларов от концертной деятельности оказались на почетном 20-м месте рейтинга самых прибыльных гастролеров по версии журнала «Billboard», опередив даже Леди Гага. В чем секрет вашего коммерческого успеха?

— Во-первых, я глубоко верю в силу тех композиций, которые исполняю. В ритме вальса есть что-то магическое: и радость, и грусть, и меланхолия… Вальс как будто передает весь ход человеческой жизни, и поэтому он так прекрасен и для музыканта, и для слушателя.

Затем успех складывается из тяжелого труда, целеустремленности, умения мечтать и реализовывать то, о чем мечтаешь. Бизнесу должен учиться каждый музыкант, который хочет зарабатывать на жизнь.

— Расскажите о своей концертной скрипке. Как она к вам попала?

— Моя скрипка – это работа Страдивари 1732 года. Это один из последних инструментов, сделанных мастером. Я не хочу хвастаться, но во всем, что я делаю, я стремлюсь к совершенству. У скрипок Страдивари особенное теплое звучание. Это нужно чувствовать, описать невозможно. Моя первая скрипка была сделана в 1667 году, но она была маловата и больше подходила молодой девушке. Сейчас она в руках молодой скрипачки. У моего инструмента богатое и очень чувственное звучание, которое напоминает мне теплый голос Марии Каллас.

Андре Рье, его оркестр и вокалисты Фото: Andre Rieu Productions

Андре Рье, его оркестр и вокалисты Фото: Andre Rieu Productions

— Бывали ли вы раньше на Святой земле? Каковы ваши представления об Израиле?

— Это моя первая поездка в Израиль, и я с нетерпением ждал ее. У еврейского народа тысячелетние музыкальные традиции, которыми можно только гордиться. В Израиле наш оркестр исполнит красивейшие вальсы, арии из опер и оперетт, музыку из известных фильмов и мюзиклов, мировые хиты и песни из местного репертуара.

Борислав Протченко

Источник: vesty.co.il

Реклама
Реклама
%d такие блоггеры, как: