Реклама
Последние новости

Йохан ван Хульст, спасший 600 еврейских детей

Реклама

Весной и летом 1943 года в Амстердаме Йохан ван Хульст возглавлял горстку смельчаков, спасавших еврейских детей от концлагерей.

Дети — от младенцев до 12‑летних подростков — были отняты у родителей в депортационном центре и размещены в детском саду, находившемся по соседству с педагогическим колледжем, директором которого являлся ван Хульст.

Йохан ван Хульст. 1969

 

План спасения был простым, но рискованным. Детей тайком передавали через забор между детским садом и колледжем, где их прятали в одном из классов, пока борцам голландского Сопротивления не удавалось вывезти их из города и поселить в сельской местности (или они сами перелезали через этот забор).

Ван Хульст таким образом помог спасти 600 детей, но его всегда мучили мысли о том, чего он не сумел сделать. В детском саду к сентябрю 1943 года, когда его должны были закрыть, оставалось около 100 детей. Ван Хульста спрашивали, скольких еще он мог вывезти.

«Это был самый тяжелый день в моей жизни», — рассказывал он в интервью «Яд ва‑Шему», институту памяти Холокоста в Иерусалиме, который в 1972 году назвал его одним из Праведников народов мира; этот статус дается неевреям, спасавшим евреев. Ван Хульст стал одним из 5595 голландцев, удостоенных этой чести.

«Ты понимаешь, что никак не можешь взять с собой всех детей, — сказал он. — И ты знаешь наверное, что дети, которых ты оставишь, погибнут. Я взял с собой 12 человек. А потом спрашивал себя: почему не 13?»

Почти 70 лет спустя, в 2012 году, когда премьер‑министр Израиля Биньямин Нетаньяху посетил Нидерланды, он встретился с ван Хульстом и сказал ему: «У нас есть поговорка: кто спас одну жизнь — спас вселенную. Вы спасли сотни вселенных».

Йохан ван Хульст умер 22 марта в Амстердаме, как сообщил сенат Нидерландов. Ему было 107 лет.

Ван Хульст начал преподавать в педагогическом колледже в 1938‑м. Два года спустя его назначили заместителем директора, но в мае 1940‑го, с началом нацистской оккупации Нидерландов, колледж оказался в крайне стесненных обстоятельствах. Правительство перестало дотировать зарплаты преподавателей, чем обрекало колледж на закрытие.

Ван Хульст предложил обратиться к родителям студентов с просьбой финансировать колледж. Этот план сработал, колледж был спасен, а ван Хульст занял кресло директора.

Когда немцы вторглись в Нидерланды, там проживали около 140 тыс. евреев, а к сентябрю 1944 года, согласно данным «Яд ва‑Шема», более 100 тыс. из них были отправлены в концентрационные лагеря. Евреев Амстердама сначала держали в транзитном лагере Вестерборк в Нидерландах, а оттуда переправляли в польские лагеря смерти вроде Освенцима.

Педагогический колледж ван Хульста представлял собой одну из вершин треугольника в схеме спасения еврейских детей. В депортационном центре — бывшем театре — администратором работал Вальтер Зюскинд, беженец из Германии. Детский сад возглавляла Генриетта Пиментель, и она попросила у ван Хульста позволения на то, чтобы дети играли в саду колледжа, а на дневной сон отправлялись в один из классов. Затем, когда план начал работать, оттуда, из колледжа, детей вывозили в надежные укрытия.

План требовал обмана, в том числе, родителей, у которых отнимали детей и с которыми приходилось вести трудные переговоры.

«Роль Зюскинда состояла в том, чтобы убирать детей из списков», — рассказывает Барт Валлет, историк из Амстердамского свободного университета, имея в виду административные документы, которые Зюскинд подделывал, тем самым помогая спасению детей.

«Госпожа Пиментель, — добавляет Валлет, — убеждала родителей позволить вывезти их детей, а ван Хульст занимался собственно вывозом — разумеется, не один, а с группой своих студентов и участников Сопротивления».

Чтобы избежать подозрений, ван Хульст вывозил в деревню лишь несколько человек за раз; соответственно, не все дети, находившиеся на территории детского сада, могли быть спасены.

«Мы вынуждены были делать выбор, — рассказывал ван Хульст голландскому телеканалу NOS в прошлом году. — И это было самое ужасное — делать выбор».

Эмиль Шрийвер, генеральный директор Еврейского культурного квартала в Амстердаме, сообщил нам по электронной почте: «[Ван Хульст] показал, что у всех нас есть выбор, есть возможность сделать правильную вещь в любой момент, даже в очень тяжелое время. Он подрывал злодейскую систему и порожденное ею высокомерие».

Педагогический колледж, где ван Хульст был директором, теперь стал Национальным музеем Холокоста.

Йохан Вильгельм ван Хульст родился 28 января 1911 года в Амстердаме в семье Геррита ван Хульста, мебельщика‑обивщика, и Гертруды Хофман. Он учился в Свободном университете, где получил степень магистра по психологии и педагогике и степень доктора по гуманитарным наукам.

После войны ван Хульст продолжал преподавать, но кроме того стал заниматься политикой. Он работал в голландском сенате и в Европейском парламенте.

А еще ван Хульст был блестящим шахматистом и председателем шахматного клуба в Амстердаме. В интервью сайту Chess Vibes в 2010 году он рассказывал, что, когда немцы запретили евреям членство в шахматном клубе, они решили тайно встречаться и играть в домах, а не в клубе. Но со временем это тоже прекратилось.

Жена ван Хульста Анна Жанетт Донкер умерла в 2006 году. У них остались две дочери — Диана Шунеман — ван Хульст и Катрин Кут — ван Хульст — и трое внуков.

Ван Хульста часто интервьюировали на предмет его деятельности во время войны, но он всегда был очень скромен в рассказах о своих свершениях.

«Я был в центре деятельности одной конкретной группы, — рассказывал он в интервью голландской газете “Het Parool” два года назад. — Но дело не во мне. Я не хочу выпячиваться или изображать героя Сопротивления. Думаю я только о том, чего не смог сделать, о тех тысячах детей, которых я не смог спасти». 

Источник: www.nytimes.com                  перевод: lechaim.ru

Реклама
Реклама
%d такие блоггеры, как: