Реклама
Последние новости

Как немолодой охранник стал израильским врачом: рассказ нового репатрианта

Реклама

Доктор Чепелев двадцать лет проработал педиатром в России. Все твердили, что в его возрасте стать в Израиле врачом невозможно. Но он не сдался. Вот его рассказ.

002.jpg

Виктор Чепелев с женой Аллой и внуком Лео

«Срочно нужен врач!» Эту фразу в последние 8 месяцев я слышал в Израиле так же часто, как в России. Только там я и был врачом, а в Израиле — охранником.

Переехать в Израиль мы с женой решили ради дочери. Она вышла замуж и родила нам внука. Честно говоря, оставлять налаженную жизнь в России было непросто, но желание находиться рядом с нашей девочкой пересилило.

Конечно, думали мы с женой и о трудоустройстве. О подтверждении врачебного диплома я даже не мечтал. Пугали и возраст, и экзамен. Да и все  вокруг твердили: ну, с профессией придется расстаться.

Поэтому я планировал устроиться в фирму медтуризма. Но мои планы изменил счастливый случай. Мы узнали о программе Сохнута для врачей-репатриантов со стажем более 14 лет. Называется она «Первый дом на Родине».

И вот в декабре 2016 года мы прибыли в кибуц Мерхавия и начали занятия в ульпане и подготовку к врачебному экзамену.

Кибуц Мерхавия

Кибуц Мерхавия

Плюсов у программы было немало. За жилье мы платили 900 шекелей, ульпан находился рядом с домом. С любыми бытовыми вопросами шли к куратору. Его можно было спросить, как получить теудат зеут, где нотариально заверить медицинские документы, куда обращаться за первой помощью. В общем, абсорбция шла вполне безмятежно.

Я полностью погрузился в изучение языка. Мне даже казалось, что вернулась молодость: я снова жил как студент, который должен только учиться, да еще получать за это деньги.

Однако по окончании ульпана закончилась и корзина абсорбции. Кроме того, все одногруппники занялись поиском «истаклюта». Это обязательная полугодовая стажировка в больнице. На «истаклюте» можно понять работу израильской медицины, подтянуть иврит, а по итогам работы — получить рекомендации от заведующего отделением.

Так вот, тот, кто успел устроиться на стажировку и приступил к работе, начал получать минимальное пособие – около 4000 шекелей. Остальные, менее удачливые, выкручивались, как могли.

Мы с женой решили, что на время моей стажировки она устроится работать в магазин одежды, а я отдам все силы достижению цели.

Через полтора месяца после окончания учебы в кибуце у меня начался «истаклют». Проходил я его в терапевтическом отделении больницы «Асаф Ха-Рофе».

Не удержусь и расскажу о том, что больше всего поразило в первые дни. Прежде всего — широко открытые для посещений двери любого отделения. К больным приходят многочисленные родственники, которые устраивают шумные посиделки прямо в палатах.

Но больше всего удивил возраст пациентов. Цифры прожитых лет на листах больных подтверждали факт высокой продолжительности жизни израильтян. Но даже не это главное. Радовало, что в восемьдесят с плюсом большинство сохраняют здравый ум, оптимизм и умение радоваться жизни.

Никогда не забуду одну из таких пациенток (язык не поворачивается назвать ее «бабушкой»). Меня отправили к ней проверить уровень сахара в крови. Я увидел даму с макияжем и маникюром. Поредевшие, но тщательно уложенные волосы и сияющие глаза не вязались с указанным в листе возрастом: 92 года.

— Какой палец лучше уколоть? — спросил я ее.

— Я вся ваша, доктор, — ответила она с юмором.

Я был сражен.

Виктор Чепелев во время прохождения стажировки в больнице "Асаф ха-Рофе"

Виктор Чепелев во время прохождения стажировки в больнице «Асаф ха-Рофе»

Но счастливое время «истаклюта» пролетело очень быстро. Я получил бесценный практический опыт, у меня появились успехи в иврите. И тут выяснилось, что ждать экзамена придется долго.

И я начал поиски временной работы. Конечно, идеально было бы устроиться на место, связанное с медициной. Но куда там! Ни медбратом, ни даже санитаром в Израиле невозможно устроиться без специальной подготовки.

Пришлось искать что-то другое. В конце концов выбор пал на должность охранника.

Подписав договор в одной охранной фирме, я приступил к посменной работе. Честно предупредил руководство, что останусь не более 2-3 месяцев, потому что жду экзамен «на врача».  Руководство это не смутило. И, как оказалось, правильно: ждать экзамена пришлось 8 месяцев.

За это время я не только прослыл самым исполнительным работником, но даже сделал карьеру: стал «ахмашем» — ответственным смены.

Работал я  с 15.00 до 23.00, а утром готовился к экзамену. По вечерам на охраняемом объекте было спокойно, и начальство официально разрешило мне читать учебники и слушать лекции через наушники.

Скоро многие в охраняемом здании уже знали, что я врач, хотя и не подтвердивший диплом. Люди начали приходить и задавать мне разные медицинские вопросы. А уж в неотложных ситуациях первым делом прибегали ко мне. То у кого-то давление подскочило, то кто-то кипятком обжегся или упал. До приезда скорой я успевал расспросить о случившемся, собрать анамнез, успокоить, ободрить. И все это на иврите!

Но вот настал долгожданный день экзамена. Повезла меня туда дочь, которая как-то неожиданно из юной девушки стала взрослой и самостоятельной израильтянкой. Жена ждала дома, сжав кулаки.

И я не подвел близких — сдал! Через 8 дней на мой телефон поступило смс от минздрава. В нем сообщалось, что у доктора Чепелева есть официальное разрешение на работу врачом.

Так что теперь у меня начинается новая жизнь — жизнь израильского доктора.

А экзамен, кстати, оказался совсем не страшным…

Фото: Виктор Чепелев

Виктор Чепелев

Источник: vesty.co.il

Реклама
Реклама
%d такие блоггеры, как: