Реклама
Последние новости

Об акценте и о нас, понаехавших…

Реклама

Давайте поговорим об акценте. Тем более, что сегодня об этом говорят все.

Считается, что от него, от акцента, почти невозможно избавиться, если приехал в страну после 12 лет.

Не знаю, как в других странах, а вот в нашей с акцентом говорят почти все. Только с разным.

6d6749c618267cacf6c5014d5d23c1b3

Какое-то время меня, только прибывшую в Израиль с гуманитарным никому тут не нужным образованием, акцент не волновал вообще. Меня волновали слова, которые я не понимаю, или не могу запомнить, фразы, которые я не могу правильно построить, грамматика, из-за которой я пишу с ошибками. А акцент, фонетика, да бог с ней, главное, что б поняли о чем я пытаюсь говорить.

Вокруг меня говорили по-разному, и постепенно, еще не избавившись от собственного, конечно, русского акцента, мое ухо стало улавливать акцент марокканский, тайваньский, эфиопский. С акцентом говорят на иврите арабы Иерусалима и бедуины Галилеи, друзы и черкесы. С акцентом в Израиле говорят … все!

Стесняюсь ли я своего акцента? Да, очень! И ошибок тоже, что греха таить, вот во множественном числе род путаю, и с этой «гей» не всегда справляюсь, особенно если в раж вхожу и шпарю без оглядки.

А еще я помню, как покойный Юра Штерн похвалил за хороший иврит — мне было очень приятно. И помню, как краснела, когда покойный Арик Шарон, упрекнул за то, что не запомнила, когда переводила его речь, кличку коровы Хульды. Я тогда побоялась, что не поняла, ведь не могут же корову Крысой назвать, оказывается, могут.

Мы говорим на неродном языке. Кто-то его выучил так, как Зеев Гейзель, например, т.е. в совершенстве, а кто-то остановился на уровне прочитал-понял-сказал. Кто-то смог преодолеть акцент, и исполнять роли в театре, а кто-то пусть и с тяжелым акцентом, но руководит научно-иследовательской лабораторией, или оперирует на открытом сердце, водит автобус, или служит в армии.

Наш тяжелый, узнаваемый русский акцент раздражает только тех, кого мы бы раздражали и без акцента.

Когда-то давно я сопровождала делегацию из Израиля в Германию. Мы летели на самолете, и со стюардессой я заговорила по-русски. Рядом со мной сидящая девушка толкнула соседку из переднего ряда, и громко, совершенно не стесняясь, сказала:

— Как я ненавижу этот их гадкий язык.

Её соседка смутилась:

— Она же слышит!

— Ну и пусть слышит, новая репатриантка .

Это словосочетание «ола хадаша» в её устах прозвучало, как ругательство.

Я сдержалась, не стала ничего объяснять этой необразованной из очень простецкой семьи девице, что к чему.

Прошло больше 20 лет с тех пор, и вот Гиди Гов — израильский певец, актер и телеведущий, оказывается способен на такое же презрительное высказывание.

Нет, я не стала бы его обвинять в расизме, какой он расист, он в порыве злости не нашел более уничижительных слов, нежели, «оле хадаш». Ну не смог иначе ущучить министра обороны. Он извинился, он оговорился, он ничего такого не имел в виду, он никого не хотел обидеть…

Да, послушайте же, он просто, как все, он такой же обыватель в меру злобный, в меру завистливый, в меру бескультурный. Ни образование ни род деятельности не помогли. Он по сути дела сказал: «Понаехали».

Да, мы понаехали, и не просто понаехали. Министр, спикер Кнессета, известная певица, мэр города, зав отделения больницы, директор банка, летчик, и еще многие и многие наши дважды соотечественники говорят на иврите с акцентом. У их детей и внуков этот акцент уже будет почти незаметен, но все же пусть чуточку останется, едва заметный, как у первой труппы театра Габима.

Ирина Афремова

Источник: facebook.com/irina.afremova

 

Реклама
Реклама
%d такие блоггеры, как: