Реклама
Последние новости

Тель-Авив не обшикал «Федру»

Реклама

Виктюк дважды вошел в одну и ту же реку и оба раза победил.

Какое там обшикал, Александр Сергеевич, вы что? Устроил нескончаемые овации. Можно сказать, что Тель-Авив не подвел Виктюка, а он не подвел Тель-Авив. А еще можно сказать, что Роман Григорьевич за первую неделю нового года этот гастрольный год взял и закрыл. Трудно представить , что какая-либо театральная постановка превзойдет по впечатлению «Федру» Виктюка.

26219708_1829195050485929_8961253993762389450_n

Спектакль — классический Виктюк. На сцене исключительно мужчины (в том числе и в женских ролях) . Мужчины с юбочках («юбочку волку» – помните?) с великолепными телами и умопомрачительной пластикой. Каждая мизансцена выверена, каждая скульптурная группа – пиршество для фотографа. А текст Цветаевой превращается в гимн. Гимн любви и смерти. Кому-то может быть в спектакле не хватало полутонов. Актеры играли исключительно forte и fortissimo. Ну что ж, Виктюк сделал из пьесы Цветаевой настоящую греческую трагедию и трагедию жизни самой Цветаевой. Какие уж тут полутона?

Текст Цветаевой вообще преследует Виктюка всю жизнь. В 80-е годы он ставит легендарный спектакль «Федра» с Демидовой в главной роли, спустя без малого 40 лет он вновь обращается к произведению Цветаевой и на этот разобходится без женщин. Да и не нужны Виктюку женщины. С красавцами-актерами режиссер чувствует себя в своей стихии. Белые юбки, мощные безволосые торсы, сумасшедшая пластика и акробатика – будь моя воля, я бы аплодировал после каждого па. Я бы отбил руки и надорвал глотку, как меня зацепил этот спектакль.

На протяжении всего завораживающего действа (ровно два часа без всяких антрактов на кофе/туалет) актеры — греческий хор (а точнее «греческий балет») не уходят со сцены. Как не меняются декорации: с потолка свисают струи золотых лент: герои на них виснут, меж ними бегают, как по лесу, в них запутываются – разве что не вешаются, хотя все герои близки к этому:

ФЕДРА

Ни весла, ни берега!
Разом отнесло!

КОРМИЛИЦА

На утесе дерево
Высокое росло.

ФЕДРА

Ввериться? Довериться?

КОРМИЛИЦА

Лавр-орех-миндаль!
На хорошем деревце
Повеситься не жаль!

Пьеса написана Цветаевой в 1927 году, сразу после первого эмигрантского периода , где она проживала в различных деревнях под Прагой (по названию особо выделялись Мокропсы). За два года до этого у нее родился любимый сын Мур, тот самый Мур, которому она оставила предсмертное письмо перд самоубийством: «Мурлыга! Прости меня, но дальше было бы хуже. Я тяжело больна, это — уже не я. Люблю тебя безумно. Пойми, что я больше не могла жить. Передай папе и Але — если увидишь — что любила их до последней минуты и объясни, что попала в тупик…».
Вместо «хорошего дерева» — крюк в Елабуге и неизвестная могила…

…Спектакль от героев пьесы Цветаевой переходит к судьбе самой поэтессы. Звучат строки ее писем, упоминается о ее кончине. Выходишь из зала с комом в горле: виват режиссеру, который не побоялся дважды войти в одну и ту же реку и выйти из нее победителем.

За изумительные снимки особая благодарность Деда Саша

Вадим Малев

Один из ведущих гидов Израиля.
Экскурсии по всей стране.
vadim562@gmail.com

Источник: facebook.com/vadim.malev

 

Реклама
Реклама
%d такие блоггеры, как: