Реклама
Последние новости

Ослепительные старые лампы

Реклама

Эта редкостная, искусно сделанная ханукия и другая, похожая на нее, в собрании конгрегации Эману‑Эль в Нью‑Йорке были, вероятно, отлиты в одной и той же форме. Маленькие бронзовые декоративные предметы искусства были популярны в эпоху Ренессанса, и специально для еврейских покупателей изготавливали, в частности, такие особые подсвечники с восемью резервуарами для масла.

lech308img_Stranitsa_062_Izobrazhenie_0002.jpg

Подсвечник‑хамса. Неизвестный художник. Багдад, Ирак. XIX век

Драматическая сцена из истории Юдифи и Олоферна изображена на бронзовом рельефе задней панели подсвечника. Юдифь только что обез‑главила Олоферна и держит в правой руке клинок, а в левой — голову врага, которую собирается бросить в мешок, раскрытый коленопреклоненной служанкой. Над головой Юдифи — складки шатра Олоферна, а покровы его ложа смяты, как на двух полотнах Боттичелли на тот же сюжет.

Изображение исполнено драматизма, как и описание этой сцены в книге Юдифи. В более поздних ханукиях из Италии и Германии Юдифь изображается в одиночестве как своего рода иконический образ. Начиная со Средневековья евреи связывали историю Юдифи с отвагой и победой Маккавеев — героев ханукальной истории. Итальянцы в эпоху Возрождения также идеализировали Юдифь, видя в ней символ справедливости и добродетели. Фигурка, венчающая ханукию, вероятно, изображает хасмонейского первосвященника, потомка Йеуды Маккавея. Скорее всего, она была прикреплена на ханукию впоследствии.

Ренессансный подсвечник Мастерская Йосефа де Левиса (?). Италия. Конец XVI или начало XVII века

Стилистика, в которой выполнена эта ханукия, типична для ренессансного искусства. Среди характерных художественных мотивов — маски как путти, так и бородатых мужей, свитки, ангелы, фамильные гербы. Две боковые фигурки наверху светильника явственно отсылают к похожим возлежащим статуям Микеланджело над портиком капеллы Медичи.

Ученые полагают, что эта ханукия были изготовлена в семейной мастерской Йосефа де Левиса — еврейской мастерской, что подтверждает существование еврейских художников в Италии в эпоху Ренессанса. Человек, изготовивший этот светильник, был особенно искусным мастером художественной ковки и скульптором. Оригинальное мастерство позволило ему создать одно из лучших произведений еврейского искусства как для того времени, так и на последующие века.

На основании этого классического, отвечающего канонам красоты канделябра выгравирован фамильный герб Ротшильдов. Дворянский герб — редкое украшение на предметах еврейского ритуального искусства. Заказчиками светильника были барон Вильгельм Карл фон Ротшильд и баронесса Ханна Матильда фон Ротшильд, известная в Германии еврейская чета. Герб дарован Ротшильдам вместе с баронским титулом императорским указом 1822 года. Щит поделен на четыре части. В верхней левой — орел, отсылающий к австрийскому императорскому гербу; в верхней правой и нижней левой — рука, сжимающая пять стрел (семейный символ, указывающий на единство пяти братьев Ротшильдов); в нижней правой — лев, стоящий на задних лапах. В центре еще один щит поменьше с изображением воронкообразной шапки — средневекового головного убора евреев. Пять медальонов на короне символизируют пять ветвей династии Ротшильдов. Изящнейшие серебряные фигурки льва и единорога, стоящих на задних лапах и охраняющих герб, символизируют британскую ветвь семьи.

На светильнике легко различить клеймо производителя. Выгравированное слово «Schott» указывает на мастерскую «Йохан Генрих Филип Скотт и сыновья», а клеймо с числом «13», увенчанным короной, использовалось во Франкфурте в середине XIX века.

Светильник Ротшильда. Йохан Генрих Филип Скотт и сыновья. Франкфурт‑на‑Майне, Германия. Ок. 1850

История этого предмета искусства, которую можно проследить на протяжении 100 лет с лишним (что нетипично для еврейского ритуального искусства), отражает взлеты и падения еврейства в Новое время. Эта великолепная неоклассическая ханукия, как считают специалисты, была свадебным подарком барона Вильгельма Карла фон Ротшильда его невесте. В 1901 году, когда барон умер, во Франкфурте был открыт еврейский музей и назван музеем Ротшильда. Ханукия стала одним из экспонатов в музейной коллекции. Она упоминается в важной статье 1937 года, написанной искусствоведами Германом Гундершеймером и Гвидо Шенбергером. Оба работали в музее Ротшильда, будучи уволены нацистами со своих предыдущих должностей в начале 1930‑х.

В годы войны франкфуртский исторический музей сохранил коллекции музея Ротшильда и городских синагог, включая эту менору. После войны организация «Восстановление еврейской культуры» («Jewish Cultural Reconstruction Inc.»), созданная в 1947‑м с целью обнаружения и перемещения конфискованной нацистами и не имеющей владельцев бывшей еврейской собственности, отдала эту менору наряду с другими предметами еврейского ритуального искусства музейного уровня в Хибру Юнион‑колледж в Цинциннати, штат Огайо. Менора оказалась в Лос‑Анджелесе, когда в 1972 году вся коллекция Юнион‑колледжа переехала в музей имени Скирбола. Этот подсвечник, таким образом, является свидетельством значимости еврейской традиции, для которой он был отлит, и ее прочности, способности сохранять свои ценности и передавать их следующим поколениям, благодаря которой он дошел до нас.

Этот удивительный артефакт из наследия иракских евреев — колоритное произведение народного искусства, демонстрирующее символы и декоративные мотивы, позаимствованные евреями из культуры страны, в которой они прожили многие столетия. Если ее зажечь, эта ханукия распространяет ослепительный свет — горячее желтое сияние латуни и яркие отражения огней в стеклянных бокальчиках, свисающих с латунных обручей. Бокальчики наполнены водой, и масло плавает на ее поверхности и пропитывает фитиль. Огни этого латунного светильника мерцают и отбрасывают таинственные тени. Создается драматическая и эмоциональная атмосфера, подготавливающая к духовному религиозному обряду.

Самая удивительная особенность этого светильника — хамсы, ладошки (от ивритского и арабского слова «пять»). В Северной Африке и на Ближнем Востоке изображение ладони считалось амулетом, способным защитить от дурного глаза, от сил тьмы и невезения. На этой ханукии целых пять хамс — это усиливает магию числа и показывает глубокую веру в его силу.

Ближневосточные евреи для защиты от дурного глаза использовали также библейские цитаты. В стихе книги Бытия (49:22) есть игра слов: «Иосиф — росток плодоносный, росток плодоносный над источником», а слово, обозначающее «источник», означает также «глаз». Стих выгравирован на этом подсвечнике на большой хамсе, расположенной по центру.

Стилизованные птицы и полумесяцы со звездами — типичные мотивы ханукальных подсвечников и других предметов ритуального искусства евреев из исламских стран. Волнистая линия, создающая рамку подсвечника, как будто очерчивает купол мечети, поддерживаемый колоннами. Это восточная, возникшая в исламском контексте, разновидность ханукий, которые стилизованы в духе архитектуры, символизируя повторное освящение Иерусалимского храма, произведенное Маккавеями. 

Нэнси Берман

Источник:  tabletmag.com                 перевод: lechaim.ru

Реклама
Реклама
%d такие блоггеры, как: