Реклама
Последние новости

«Первая мысль была спасти товарища»

Реклама

Сергей Буцыкин служит в самых элитных частях полиции – ЯСАМ (отряды особо назначения). В 2016 году он был тяжело ранен во время теракта недалеко от Центрального полицейского штаба в Иерусалиме.

Сегодня Сергей проходит реабилитацию и мечтает снова вернуться к своей тяжелой и опасной работе. 

Его рассказ о том трагическом дне, когда он потерял напарника и получил ранение трогает за душу своей искренностью. Мы приводим его полностью. Судите сами….

p-1.jpg

Сергей Буцыкин
Фото: представлено Сергеем Буцыкиным

— Меня зовут Сергей Буцыкин, я живу в Маале Адумим с 2007 года, до этого жил в Иерусалиме. Я приехал в Израиль в 2000 году, репатриировался. Мне было 12. Сейчас мне 29. Я пошел в ульпан, потом учился в разных школах с седьмого класса, потом пошел в армию. В 2006 призвался в мишмар ха-гвуль (пограничные войска при полиции – прим. Л. М.), отслужил три года в Старом городе. Вышел на гражданку, через полтора года понял, что мне скучно и что мне надо что-то постоянное и то, что мне нравится делать. Я призвался в полицию в ЯСАМ, это был 2011 год. 6,5 лет, включая 3 года армии – 9 лет в полиции.

Я с Украины, родился в Никополе. Мама из Днепропетровска. В основном в семье говорили на русском. Дома в Израиле мы говорим на русском, у меня много друзей русских. Я здесь учил русский, я даже сдал багрут на 5 баллов по-русски.

Итак, я призвался в полицию. Мне это очень понравилось. Я этим занимался в МАГАВе, и здесь тоже. Все беспределы… Я всем этим занимался. После  курсов меня взяли на мотоциклах. Я был метагбер (второй седок на мотоцикле – прим. Л.М,) полтора-два года на мотоциклах. Потом вышло правило, что если нет разрешения, то нельзя быть на мотоцикле. Я прошел все экзамены в полиции, это было не сразу. Мне осталось в том месяце, когда был теракт, сделать последнюю тренировку и я должен был уже водить мотоцикл и выходить на смены. Тот день для меня был очень тяжелым.

— Расскажи, что было в тот день?

— Этот период был вообще нелегкий, в этот 2016 год было много терактов. За эти несколько лет, каждое утро для меня начиналось с терактов. Мы, мотоциклисты приезжаем одними из первых, за секунды. В тот день мы работали утром – я и Йоси Кирма, светлой памяти ,зихроно ле-враха. Это у него была первая смена, когда он был командиром…

Я просто вижу эту картину, у меня это сейчас перед глазами…. Весь день…  Мы проводили главу правительства, были в этого эскорте. Потом закончили, были в нашем районе патрулирования, возле Кикар-Цион. Это был наш район – центр города. Только мы остановились на Кикар-Цион, как я слышу по рации – стрельба в Гиват ха-тахмошет. И мы не думая, прыгаем на мотоциклы и мчимся с Кикар Циона через Яффо, мы ехали очень быстро.

Через кикар ЦАХАЛ, к Хаим Бар-Лев, потом слышу по рации, что стрельба напротив Мате арци. Во время езды я все, что слушу по рации передаю Йоси… Потом нам сказали, что была машина «тойота» серого цвета, которая направилась в Шейх-Джерах. Но мы пока еще этого не знали, никто ничего не говорил, ужасный балаган был в эфире… Потом нам сообщили, что террористы свернули в Шейх-Дхерах. Мы доехали до Шимон ха-Цадик, повернули направо… искали серую «тойоту». Вдвоем с Йоси…

Проезжали по маленькой улице, видели джип военный проехал…  Все это считанные секунды. Я поворачиваю голову назад и вижу, что мы въехали на тротуар… Я не сразу понял, что в нас стреляли, это было в паре метров от нас. Даже, может, ближе. Пули пролетели мимо меня и попали в Йоси. Первая пуля, видимо, попала ему в голову. Он потерял управление… Мы упали, и я тоже. Когда я упал, я упал руками вниз. Я увидел, что у меня порван рукав, я даже не сразу понял, что это от пули, она попала в правую руку. Я решил сначала, что я упал и сломал руку, я повернулся, хотел вытащить Йоси из под мотоцикла, но в меня полетели пули… Я вижу сейчас всю эту картину перед собой, вижу летящие в меня пули….

Когда я пытался вытащить Йоси, пуля попала мне в ногу… Первая мысль была спасти Йоси…. Адреналин, стрельба, никто нам ничего не доложил… Я не смог его вытащить, я отошел на метров 10, сразу я даже не чувствовал боль, я чувствовал как пролетают пули, я до сих пор не могу даже объяснить все… Все это длилось секунды. По рассказу долго… Я находился под обстрелом не больше 15 секунд…. Это много для такого события… Потом с куртки полилась кровь как из ведра. Рука отказала после ранения, пуля порвала мне нерв… Я снял каску, понял, что я уже смирился, что это последние моменты моей жизни… Уже все… Но не остановился, передернул автомат между ног и левой рукой, одна мысль – нейтрализовать террориста, я кое-как шел на него, хотел его найти. Я уже подходил, и увидел, что магавники начали стрелять в его сторону. Я не стал стрелять, так как левой рукой я мог попасть в товарищей, в магавников, я понял, что лучше этого не делать. Я упал возле мотоцикла, недалеко… Йоси под мотоциклом, я уже ничего не смог сделать, потерял много крови…

Потом подбежал ко мне магавник, начал меня осматривать, я сказал, что мне попали в ногу, я не сразу понял, куда я был ранен. Потом открыли машину, где был террорист и стали кричать, что у него еще там граната была. Меня магавники оттащили повыше, на ступеньки, оттащили на 20-30 метров от мотоцикла и потом приехала еще помощь, мне стали говорить не засыпай, офицеры требовали чтобы я с ними говорил. Приехали санитары, порвали на мне одежду, чтобы перебинтовать. Каждая секунда казалась мне вечностью. Говорят амбулансы быстро приезжают. Говорят они приехали через 5 минут. Эти минуты мне показались очень долгими.

Я чувствовал боль, я не потерял сознание. Я говорил себе, что я должен успокоиться и разговаривал с офицерами…. Потом приехал амбуланс и меня положили на носилки и дали мне катанин, это очень сильный наркотик, но и с ним я проснулся очень быстро. Я  заставлял себя не спать, голова работала. Меня привезли в «Хадассу» (Эйн Карем), там я уже проснулся, даже еще до больницы проснулся, когда туда ехали. Там мне стали промывать раны. Я увидел две дырки – раны были в руку и в ногу. Потом сказали моей семье.

Приехала моя семья, я был помолвлен, мы должны были пожениться, из-за теракта не поженились… Я все спрашивал за Йоси, что с ним. Мне говорили, что с ним все нормально, что он проходит операцию. Только после операции, когда меня вывезли, я был под наркозом, еще был не в себе, тогда мне сказали…. Я даже не помню, кто сказал. Мне говорили дыши… У меня падало давление. Я пытался дышать, вернуться… Потом мне сказали, что в ноге пуля не попало в кость, а в руке пробило нерв.

Я не чувствую эту руку до сих пор, сейчас я уже могу ее немного поднимать, до этого рука просто падала, сейчас есть улучшение. У меня взяли с левой ноги нерв, вырезали 30 см. Я сделал вторую операцию спустя два месяца примерно, для меня это было очень тяжело. Моя жизнь изменилась. Я был человек, работавший, я еще мадрих кошер, были такие беспределы, беспорядки, все такое…

17-20 часов, я приходил и оставался заниматься в спортзале. После этого теракта, вся моя жизнь изменилась… И физически, главное физически. У меня еще перелом лодыжки… И спина, я до сих пор прохожу всякие проверки, еще не закончил…Каждый день у меня процедуры, врачи уже год с небольшим – в реабилитации.  Мне вообще очень повезло с моей командой, мотоциклистов… Мы как семья. Мой командир отделения Йоси Царфати меня постоянно зовет, приезжай, побудь с нами, зовет на все собрания, мы встречаемся, меня выводят, и если у меня нет процедур я всегда с ними. Они меня не оставили. Я очень любил свою работу.

— Ты собираешься вернуться в полицию?

— Это моя цель. Да. Я о другом не хочу и думать. Это меня морально убивает…. Благодаря полиции мне нашли место мадрих кошера, это огромное спасибо полиции, что меня не бросили. Мне сказали взять максимум времени на реабилитацию.  Мне сказали, что таким, каким был  уже не буду, но мне сказали, если я буду старательно выполнять все процедуры, то есть высокий шанс … пытаюсь…

— Но ты полон надежд?

— Даже врачи удивляются, что я не опускаю руки и занимаюсь. Я сказал, что если бы я не делал свою работу, террорист меня бы уничтожил. Мне тяжело тренироваться, нет таблеток, которые сняли бы боль с нервов в руке, в ноге, я чувствую боль. И с этим пока что живу и пытаюсь идти дальше. Я построил себе программу тренировок, которая подходит мне, и я сделал несколько видео с интернета с русскими бодибилдерами, один тоже проходит реабилитацию, я у него взял у него некоторые вещи, чтобы укрепиться, но это тяжело, боли и рука не работает как надо, но я пытаюсь, и в основном над собой сам работаю.

— Йошер коах. Спасибо тебе.

Лев Меламид

Источник: cursorinfo.co.il

Реклама
Реклама
%d такие блоггеры, как: