Реклама
Последние новости

«Овчаркина мама». Капитан Авиталь Цуриэль, первая женщина-офицер среди кинологов полиции

Реклама

Капитан Авиталь Цуриэль – первая женщина – офицер кинологического подразделения израильской полиции. Вместе с бельгийской овчаркой Баксом они составляют команду, выезжающую на пожары, чтобы выяснить, было ли возгорание умышленным.

966168_20171203074047.jpg

Авиталь Цуриэль / NEWSru.co.il. Фото: П.Вигдорчик

Майор Эран Глик, начальник кафедры подготовки кинологов и собак в полицейской академии, подчеркивает, что во время обучения никто не делал скидку на то, что Авиталь – женщина.

966174_20171203073553.jpg

Авиталь Цуриэль / NEWSru.co.il. Фото: П.Вигдорчик

Наша собеседница родилась в Нетании в семье полицейского. Отец – прапорщик в полиции Кфар-Сабы. Капитан Цуриэль замужем, муж под влиянием Авиталь также стал кинологом – но в Управлении тюрем. У супругов двое детей, разделяющие их увлечение собаками.

Как вы стали полицейской, мне понятно. Но как оказались в подразделении кинологов?

Я очень люблю животных. Сколько помню, у нас дома они всегда были. Когда меня призвали в пограничную полицию, то сразу сказала, что хочу стать кинологом. Тогда это не получилось – потому что курс долгий, а служба всего два года. В 2002 году я начала сверхсрочную, и где-то через год ротный спросил, хочу ли я поступить на курс. Я только об этом и мечтала. Прошла отбор и в 2003 году поступила на курс патрульных кинологов, став одной из двух первых девушек, закончивших курс.

В чем требования к кинологу отличаются от требований к обычному полицейскому?

Нужно это любить. Собака – это не пистолет или бронежилет. Нужно уметь находить с ней общий язык. На самом курсе ты изучаешь и ветеринарию, и психологию – это ж не «муси-пуси», тебя учат, как вести себя правильно, как выполнять задачи. И обучение не заканчивается курсом. Ты учишься постоянно, тем более – если становишься инструктором-дрессировщиком.

Эран рассказал, что во время курса на вас натравливали собак. Как к этому готовятся?

Глядя на это со стороны, думаешь: «С какой стати она согласилась, чтобы на нее нападала собака?» Но я знаю, что за этим стоит. Мы готовимся к выполнению определенной задачи, и собака должна быть полностью готовой к ее выполнению. Если для этого ей нужен объект для атаки, то для меня это честь.

Честь?

Конечно. Вообще, попасть в подразделение кинологов, а тем более стать инструктором служебного собаководства – это большая честь. Думаю, что так думают все мои сослуживцы.

966170_20171203073305

Авиталь Цуриэль на месте пожара в Сдероте, 29 ноября 2017 года 
Пресс-служба полиции Израиля

Как строятся отношения к команде, состоящей из человека и собаки? Насколько необходимость быть вожаком в этой команде заставляет быть вожаком и в повседневной жизни?

Вы можете говорить «вожак», я говорю: «мама». Собака – еще один ребенок. Большинство собак выросли у меня дома, вместе с детьми. Это часть семьи, о них надо заботиться, следить за здоровьем, дарить любовь, учить, быть рядом на всем пути. Тогда ты вырастишь хорошую полицейскую собаку. Но лидерские качества необходимы. В собаках природой заложено стремление возглавить стаю. И нужно работать так, чтобы было ясно, кто хозяин.

Допустим, полиция получила новых собак. Как понять, будут ли они работать?

Для этого мы проводим экзамены, проверяем, упорен ли он, дружелюбен, умеет ли концентрироваться, любит ли он играть, не ленив ли. Собака не должна быть трусливой. Важна и «представительская внешность». Патрульные собаки – средство сдерживания, и должны выглядеть внушительно. Собакам, специализирующимся на поиске наркотиков и взрывчатки, требуется атлетизм. Ну, и хороший нюх им тоже нужен – это их главный рабочий инструмент. Однако мы можем взять собаку, а на курсе выяснится, что она не подходит для работы. Тогда мы передаем ее другому кинологу в надежде, что они сработаются – ведь отношения могли просто не сложиться. Если и это не помогло – или возвращаем старым владельцам, или находим новую семью. Вышедшим не пенсию псам тоже находим любящую семью.

Как происходит дрессура?

Это не дрессура, а учеба. Она продолжается около полугода. Для каждой специализации обучение другое. Работаем как академик Павлов – развивая условные рефлексы. Собак приучают к тому, что если они, скажем, обнаружили признаки горючего, – то получают еду. С каждым разом задания становятся все сложнее, собаки ищут на пересеченной местности, в квартирах, на высоте, на земле… Их обучают также дисциплине, всем командам, знать, что если я сказала «Сидеть!», надо сидеть, пока я не дам новую команду. Собака должна уметь карабкаться по крутой лестнице, перепрыгивать через барьер. Нельзя реагировать на других животных, на еду.

966173_20171203073351

Авиталь Цуриэль на тренировочной площадке 
NEWSru.co.il. Фото: П.Вигдорчик

Как проходит обучение собак, умеющих искать наркотики? Существует легенда…

Да, что они все наркоманы. Слышали мы эту байку! Мы действительно работаем с настоящими наркотиками, но собакам запрещено их трогать. Если собака лизнет их, а тем более, съест, это грозит отравлением, а то и смертью. Она учится улавливать запах, и задания становятся все сложнее. Их также учат копать, скрести лапами – делать все, чтобы добраться до источника запаха. В то время как собаки, специализирующиеся на взрывчатых веществах, садятся рядом с находкой – ведь существует опасность взрыва. Они получают удовольствие не от наркотиков, а от игры, от выполнения задания.

Как собаки реагируют на переход от обучения к настоящим заданиям? Понимают ли они, что это всерьез?

Это зависит, прежде всего, от кинолога. Но обучение проходит не только здесь, в полицейской академии. Мы выезжаем в лес, в город, в места, где им предстоит работать. И когда дело доходит до работы – я веду себя точно так же, как на тренировке. Возможно, собака ощущает, что я чуть более серьезна, но со временем она привыкает не обращать на это внимания. Тем более, что обучение проходит и в местах, где ничего нет. То есть даже если на задании он ничего не смог обнаружить – он с таким уже сталкивался.

А первую успешную операцию как-то отмечают?

Если бы только успешные операции. У нас есть сотрудница, которая даже дни рождения празднует. Я же говорю: собака – это член семьи.

Почему женщина в Израиле смогла впервые стать офицером-кинологом через несколько лет после того, как женщина смогла стать боевым летчиком ЦАХАЛа?

Не знаю, почему. В 2004 году мы с Ирой стали первыми патрульными кинологами. Это долгий путь, но мы многого добились. Недавно женщина возглавила полицейский участок в Кафр-Кане. Мы можем все. И, на мой взгляд, не стоит слишком много думать о том, чего не было раньше. Нужно думать о том, что будет дальше. На мой взгляд, для нас нет никаких преград. Если ты к чему-то стремишься – ты этого добьешься. Хотя, конечно, девушек-кинологов в полиции мало. Но кинологов вообще немного.

Почему их мало?

Возможно, от неуверенности. Возможно, девушки считают, что не смогут этого добиться. А они смогут.

Полицейские как-то реагируют на то, что по вызову кинолога приезжаете вы?

Они очень поддерживают. Как я уже говорила, в 2003 году я стала кинологом МАГАВа, и с самого начала и коллеги, и пограничники поддерживали меня. Ни разу не слышала, мол, а ты справишься? Так что дело не в том, мужчина ты или женщина, а в твоем характере. Я довольно миниатюрная, но за словом в карман не лезу, и если надо сказать – говорю.

На то, как работают собаки, их пол влияет?

У нас есть и мальчики, и девочки. Все работают одинаково.

Я знаю, что если сесть с полицейским за кофе, и он начнет рассказывать истории, то можно потерять счет времени.

Однажды мы работали в районе Иерусалима – это была очень известная история, но не могу сказать, какая. И моя собака показывает, что нашла. Пришел специалист по оружию, начал искать – ничего нет. Я говорю: «Раз собака показывает, что есть – значит есть. Ищите». И действительно нашли оружие.

Сейчас у нас новый проект – пес, натренированный на поиск очагов возгорания. Довольно давно в нашем подразделении были такие, но потом спрос исчез – а пару лет назад возник вновь. Задача такой собаки – после того, как пожар потушен, выяснить, есть ли следы горючих веществ.

Как ваш отец относится к тому, что вы старше по званию?

Он очень горд. Всем рассказывает, что его дочь – офицер, что работает с собаками.

Что для вас самое важное в работе?

Я очень люблю свою работу. Важно, чтобы люди знали, что стоит за картиной полицейского с собакой. Мы вкладываем в работу душу. И мне очень важно сказать: «Девчонки, если вам интересно работать с собаками, – приходите. Требуйте от командиров, чтобы вас направили на экзамены, мы ждем вас».

Павел Вигдорчик

Источник: newsru.co.il

Реклама
Реклама
%d такие блоггеры, как: