Реклама
Последние новости

Шпага с номером Биркенау

Реклама

Это рассказ о единственной в своем роде шпаге, на рукояти которой выгравирован номер 78 651. Шпаге Симоны Вайль.

В 2017 г. на 89-м году жизни скончалась Симона Вайль – выдающийся французский политик и общественный деятель.

новый коллаж.jpg

Узница номер 78 651

Симона Вайль (Джакоб) родилась в Ницце в семье известного архитектора Андре Джакоба. Ее жизнь протекала бы достаточно банально, если бы ее семья не была еврейской. В 1944 году вся семья Джакоб за исключением одной дочери, примкнувшей к Сопротивлению, была захвачена властями, Симона с матерью и сестрой Мадлен оказалась сначала в Освенциме, а затем в лагере Берген-Бельзен. Симоне было 17 лет.

Когда в 1945-м году англичане освободили узников лагеря, в живых из семьи Джакоб оставалась одна Симона. В напоминание об этом страшном времени на левой руке у Симоны остался номер 78 651.

Министр и президент

Всю жизнь Симона стремилась рассказать тем, кто ничего не хотел об этом знать, о том, что пережила она сама и миллионы других евреев. Чтобы служить людям, Вайль получила юридическое образование. Проработав 7 лет в пенитенциарной системе, она стала первой женщиной в истории Франции, получившей пост в Высшем Совете магистратуры. Затем Вайль долгие годы занимала пост министра здравоохранения. На этом посту она внесла огромный вклад в охрану женского здоровья. На международной арене Вайль содействовала созданию европейского союза. С ее точки зрения, это было единственным способом избежать братоубийственных войн и кровавых ужасов, которыми была полна европейская история.

В 1979-м году Вайль стала президентом европейского Парламента. Она всегда была способна думать не так, как другие. Несмотря на пережитое, Вайль не культивировала в себе ненависть ко всему немецкому, как это делали многие другие. Она полагала, что немцы сами в каком-то смысле являлись жертвами Катастрофы. Поэтому она оставляла поиски истины историкам, считая, что как политик должна сохранять объективность.

Хранитель памяти о Катастрофе

Карьера Вайль была блестящей и долгой. Но, какой бы пост она ни занимала, тема Катастрофы никогда не теряла для нее своей значимости. Именно Симоне Вайль обязана своим возникновением организация по сохранению памяти Катастрофы, созданная официальным декретом французского правительства 26 декабря 2000 г.

Находясь на посту президента Организации по сохранению памяти Катастрофы, с 2000-го по 2007-го года, Вайль распространяет собственные свидетельства о пережитом в лагерях смерти. И она сама, и другие выжившие в Катастрофе столкнулись с нежеланием французского общества узнать что-то о Катастрофе. Первые попытки пробить стену непонимания она сделала еще в 1947-м году. Национальная Ассамблея получила свидетельство тогдашней студентки Симоны Вайль о ее пребывании в Освенциме. Это свидетельство было очень важным, т.к. в то время во Франции активно обсуждались вопросы, связанные с «еврейской расой». Свидетельство Вайль послужило основой для серии радиопередач «Ответ любому расизму».

Свидетельства Вайль были полны веры в людей, она говорила, что в лагерях было много примеров братства и проявления лучших человеческих качеств даже в нечеловеческих условиях. Она говорила о своей неразрывной связи с людьми, с которыми она прошла лагеря депортированных: «Моими настоящими друзьями являются люди, с которыми я была в лагере». Вайль все время подчеркивала, что ее беспокоят попытки отрицателей Холокоста сравнить Катастрофу с другими проявлениями геноцида в истории. Вайль повторяла: «Для нас Шоа не закончилась, мы продолжаем в ней жить». Вайль часто возвращалась к истории своей депортации и настаивала на необходимости различать лагеря для депортированных и лагеря смерти.

О пережитом она говорила так:

«Я не плачу над литературным вымыслом, так как в жизни я пролила достаточно слез».

Когда в 2005-м году Вайль с внуками посетила Освенцим, она сказала в интервью «Пари Матч»: «Я еврейка. И я здесь. Не мне прощать тех, кто виновен в смерти 6 миллионов евреев. И невозможно в глобальном смысле простить то, что было совершено. И нельзя простить тех, кто решил привезти всех евреев в Освенцим для полного их уничтожения. Но когда я думаю об Освенциме, самое страшное для меня то, что я представляю себе детей, часто совсем маленьких, детей, которые шли в газовые камеры совсем одни».

Шпага номер 78651

В 2008 году 82-летняя Симона Вайль была избрана в члены Французской Академии, самой престижной академии Франции. Это событие было широко освещено в прессе. Но мало кто знает, что 16 марта 2010 года Жак Ширак вручил Симоне Вайль не обычную церемониальную шпагу, которую вручают членам Академии, а особенную. По правилам Академии шпага не является обязательным атрибутом для женщин-академиков. Однако Симона Вайль получила особое отличие: право на шпагу индивидуального изготовления. Сама шпага датирована 19 веком, а гравировка и изображения на ней – работы чешского скульптора Ивана Теймера. На рукояти шпаги можно разглядеть слева номер 78651 – именно этот номер был вытатуирован на левой руке шестнадцатилетней Симоны Вайль. Справа на рукояти выгравировано слово «Биркенау». Две скрещенные руки на серебряной рукоятке символизируют собой Францию и Европейский Парламент, которые связывают священные слова «Свобода, равенство, братство». В середине рукояти находится изображение женского лица, которое символизирует собой преданность Вайль борьбе за права женщин.

На самой церемонии избрания во Французскую Академию 18 марта 2010-го года, Симона Вайль произнесла речь, в которой с первых же слов подчеркнула важность памяти Катастрофы:

«Дамы и господа!

С тех пор как мне была оказана большая честь стать членом Академии, мое сердце переполнила гордость, правда, граничащая с некоторым смятением. Французская Академия с самого момента своего возникновения является храмом и бастионом французского языка, и всегда была открытым учреждением, подававшим пример терпимости, открытым, например, для женщин… Я сама, однако, не являюсь литератором и у меня нет никаких литературных претензий, и потому меня удивило то, что меня избрали …

Поэтому размышляя о вашем назначении меня в члены Академии, я не могла ничего с собой поделать и все время думала о своей матери, о которой постоянно вспоминаю день за днем, две трети века после ее исчезновения в аду Берген-Бельзен, за несколько дней до освобождения лагеря, а также о своем отце, который тоже исчез бесследно в балтийских лагерях. Мой отец был талантливым архитектором, лауреатом большого конкурса в Риме, он боготворил французский язык и я всегда вспоминаю с волнением наши семейные обеды на которых мне часто приходилось прибегать к помощи большого словаря, чтобы разобраться с нашими разночтениями в написании того или иного слова. Нужно ли говорить, что победителем в подобных спорах оказывался всегда мой отец? Поэтому, гораздо сильнее, чем я, я думаю, он был бы рад тому, что его дочь заняла кресло великого Расина…»

Еврейка, похороненная в Пантеоне

Симона Вайль ушла из жизни 30 июня 2017 года. Она покоится во французском Пантеоне. Это – честь, которой удостаиваются только люди, оказавшие значительное влияние на ход французской истории. Напомним, что в Пантеоне покоятся Вольтер, Мирабо, Гюго, Руссо и другие великие люди Франции.

В одном своем выступлении в 1988 г. Вайль сказала: «Самое невыносимое – это говорить о Катастрофе, когда тебя слушают, но не слышат». Хочется верить, что Франция услышала Симону Вайль и что шпага Симоны Вайль, почетного члена Французской Академии, будет тому залогом.

Евреи в политике Симона Вайль французский деятель биография

Ольга Левицкая

Источник: news.jeps.ru

Реклама
Реклама
%d такие блоггеры, как: