Реклама
Последние новости

Питерская бабушка солдата ЦАХАЛа ищет в Израиле пропавших родных

Реклама

В редакцию  пришло необычное письмо:

«Дорогие «Вести», вам пишет старая еврейская девочка 84 лет. Живу я в Санкт-Петербурге. У меня трое детей, шестеро внуков и четверо правнуков. Один из них служит в Армии обороны Израиля. Он такой молодец — репатриировался в Израиль один, и я очень им горжусь».

15293496_203568880102007_804383838_o.jpg

Людмила Паршкина (Ципора Вайнштат) с внуком Игорем, ныне солдатом ЦАХАЛа (справа)

«Вы спросите, почему я называю себя девочкой, несмотря на возраст. Родилась я в 1932 году в польском городе Белостоке. В детстве мое имя было Ципора Вайнштат. Но с тех пор многое в моей жизни изменилось, включая имя. Сейчас меня зовут Людмила Паршкина. А в глубине души я чувствую себя той девочкой Ципорой, которая потеряла своих родных».

Есть у Ципоры (Людмилы) мечта: найти своих потерянных родных или хотя бы тех, кто их помнит. Возможно, прочитав эту историю, бывшие жители Белостока откликнутся и помогут родственикам воссоединиться. Один раз так уже было в семье Вайнштат-Паршкиных благодаря “Вестям”. В 2016 году «Вести» помогли проживающей в Петербурге маме Игоря Паршкина встретиться с сыном-солдатом в Израиле.

Бабушка солдата верит, что и сейчас в Израиле найдутся люди, которые помогут ей.

Как семья Вайнштат потеряла свои корни

Вот что рассказывает о своей семье Людмила Паршкина:

“До Второй мировой войны наша семья жила в Белостоке. Мою маму звали Голда Беккер, отца — Вольф Вайнштат.

22 июня 1941 года Белосток подвергся бомбардировке и был захвачен фашистами. Благодаря добрым русским людям я, мама и мой брат Мойша в тот же день бежали из Белостока. Без вещей и документов. Больше из нашей родни выехать никто не успел.

Мы скитались по Советскому Союзу всю войну. В 1944 году брат Мойша ушёл добровольцем на фронт. Но уже в мирное время, в 1958 году, погиб в Западной Украине от рук бандеровцев. О судьбе своей большой польской родни мы до сих пор ничего не знаем. Хотя пробовали искать их и через Красный Крест, и через Яд-Вашем”.

До войны семья Вайнштат была хорошо известна в Белостоке. Мама Ципоры, Голда Беккер, считалась признанной красавицей. Она имела титул “Мисс красоты Белостока”. Отец Вольф Вайнштат владел кинотеатром “Аполло”, в советское время переименованным в “Спартак”. Трагическая смерть Вольфа потрясла весь город. “31 мая 1939 года мой отец застрелился в кабинете городского воеводы. Есть документы, подтверждающие это“, — пишет Ципора Вайнштат в своем письме.

“Мамины родственники жили в городе Заблудов недалеко от Белостока. Дедушка, Мордух Беккер, работал приказчиком на суконной фабрике и служил в синагоге. Он был верующим евреем. Сестра Эни Беккер уехала в Вильно еще до прихода немцев и там погибла в гетто. Ещё у мамы была младшая сестра Злата, но я не знаю, кем она работала.

Когда закончилась война, маме предложили вернуться в Польшу, но она отказалась, сказав, что после всего пережитого стала частью советского народа. Спустя годы, когда в России многое изменилось, я решила искать свои корни. Меня очень тянет на родину, в Польшу. И в Израиль. Очень надеюсь, что это письмо поможет найти хоть кого-то из моей семьи. Прошу прощения за столь непоследовательную речь. Сделайте скидку на возраст. Спасибо вам”.

«Это я, сынок»: как «Вести» и весь Израиль помогли матери встретиться с солдатом

Семья Паршкиных обратилась с бабушкиной просьбой именно в «Вести» не случайно. Год назад их другая несбыточная (как казалось) мечта воплотилась в реальность благодаря редакции.

21 сентября 2016 года на страницу «Вестей» в фейсбуке поступило сообщение от Ирины Паршкиной из Санкт-Петербурга: «Здравствуйте, Вести! Мой сын живет в Израиле, а я пока нет. Сегодня он пошел служить в израильскую армию. Я и вся семья далеко. Мой мальчик в статусе «солдат-одиночка». Его зовут Игорь Паршкин. Пожалуйста, пожелайте ему удачи!»

После публикации на слова матери откликнулись 1600 человек. Люди не скупились на добрые пожелания, приглашали Игоря к себе на субботу и все, как один, хвалили за желание служить в ЦАХАЛе.

Игорь Паршкин. Фото: пресс-служба ЦАХАЛа

Игорь Паршкин. Фото: пресс-служба ЦАХАЛа

На этом история не закончилась. Излагаем следующее письмо Ирины Паршкиной:

«С первого дня службы сына у меня появилась мечта: приехать к нему в армию в день рождения. 3 ноября Игорю исполнялось 20 лет, и у меня болело сердце при мысли о том, что этот день он встретит без семьи. Все говорили мне, что это невозможно. В России, зная нашу российскую армию, надо мной посмеивались. Знакомые израильтяне тоже сомневались. Тем более, что я не знала, где располагается военная часть — это было секретом.

Но случилось чудо. Когда «Вести» опубликовали мой пост, я робко высказала свою мечту. И вдруг редакция пообещала помочь. Я  списалась с друзьями сына в Ашкелоне. А за несколько дней до прилета в Израиль познакомилась в фейсбуке с семьей Кларков, Игорем и Инной, у которых сын тоже недавно призвался в ЦАХАЛ. Эти замечательные люди из тех, для кого солдат ЦАХАЛа, а особенно солдат-одиночка – это святое. Игорь и Инна встретили меня ночью в Бен-Гурионе, привезли к себе домой, накормили… А «Вести» до последнего дня налаживали мосты с армией. Только потом я узнала, как непросто получить разрешение на вход в отдаленную военную базу. Но в армии тоже нашлись добрые сердца.

Мне разрешили приехать в часть 3 ноября в 11.00. Повез меня туда Игорь Кларк – через полстраны! Нас встретили командиры – такие молодые, ну, может, чуть постарше, чем мой сын. Они организовали мне небольшую экскурсию по воинской части и сказали, что сюрприз состоится! Что через несколько минут закончатся занятия в классе и можно будет туда зайти. Что Игорю Кларку разрешат зайти раньше и снять всё на видео… Я не могла сдержать слез. Я увижу сына после долгой разлуки! И именно так, как мечтала!

Встреча матери и сына. Фото: Игорь Кларк

Встреча матери и сына. Фото: Игорь Кларк

Когда меня пригласили войти, я бросилась к моему Игорю и разрыдалась. Сказать, что сын был ошарашен – не сказать ничего. Так крепко, как он меня обнял перед сослуживцами, последний раз обнимал только в раннем школьном возрасте. Я приготовила небольшой спич на иврите, но от волнения смогла сказать только: «Тода раба». Что тут началось! Все зааплодировали, запели «Ём хуледет»…  А мы обнимались, и я плакала.

Огромное спасибо друзьям Игоря, Инне и Игорю Кларкам за всё-всё-всё, что они для нас сделали… И «Вести» – вам низкий материнский поклон от мамы из России.

Такое возможно только в Израиле! Спасибо, страна, за заботу о моем сыне!»

 

Евгения Ламихова

Источник: vesty.co.il

Реклама
Реклама
%d такие блоггеры, как: