Реклама
Последние новости

Таня Леонтьева: сибирская цыганка в полиции Израиля

Реклама

Израильские призывники могут проходить службу не только в армии, но и в полиции. Те из них, кто выбрал службу в полиции, проводят несколько недель в полицейском участке в качестве наблюдателей, а потом отправляются на курсы в полицейскую школу, которая находится в Кирьят-Ата. Там они проходят пятимесячный курс обучения, которое включает в себя физическую подготовку, навыки обращения с оружием, патрулирования, оперативной и розыскной работы.

Корреспондент NEWSru.co.il посетила полицейскую школу и встретилась с одной из курсанток – 19-летней Таней Леонтьевой – еврейкой из цыганской семьи.

aIlqg9kJasV73BleiA0bb4WkyPB4xgfim_CJB0CsXedT9dZCcETTunAsJuyIvP8MCdQiYmcVyZjpZNMb3nO65acLvIHqMIQ9ZysxL4rikoo.jpg

Таня Леонтьева

Когда-то кочевавшие Танины цыганские предки осели в Иркутске, где бабушка со стороны мамы влюбилась в еврейского юношу, но поскольку цыгане не признавали смешанных браков, ей пришлось уйти из табора. По иронии судьбы, их дочь, мама Татьяны, полюбила цыгана, которому тоже пришлось уйти из табора, чтобы жениться на полукровке. О том, что Танина мама наполовину еврейка, а не русская, в то время никто не задумывался.

Когда Тане было 10 лет, организация, занимающаяся поисками евреев в российской глубинке, вышла на Таниного деда, и всей семье предложили перебраться в Израиль. Хотя семья от этого предложения отказалась, девочку неожиданная новость заинтересовала, и она начала читать про евреев, историю еврейского народа, государство Израиль, все больше мечтая увидеть эту страну своими глазами.

В 14-летнем возрасте Татьяна уговорила родителей записать ее в программу «Наале», и прилетела в Израиль. По окончании программы она решила остаться в Израиле навсегда.

На замечание о том, что, уехав одна в Израиль, она пошла по стопам родителей, в каком-то смысле «покинув свой табор», девушка смеется и говорит, что именно поэтому семья с таким пониманием отнеслась к ее выбору – от судьбы не уйдешь.

В день нашей беседы в полицейской школе был родительский день, и курсанты готовились к встрече с близкими. Таня, у которой в Израиле родственников нет, призналась, что ей в такие дни бывает тяжело, но ее выручают друзья по интернату – они берут увольнительные и приезжают ее навестить.

Таня Леонтьева на учениях с другими курсантами

Таня рассказывает, что, пока она училась в старших классах израильской школы, ей было довольно тяжело, потому что остальные дети на выходные и праздники разъезжались по родственникам, а она оставалась в интернате одна.

«В какой-то момент мне стало так тоскливо, что я в слезах позвонила маме и попросила ее приехать», – признается девушка.

Танина мама приехала к дочери, но в Израиле не прижилась и, когда Таня окончила школу и была призвана на службу, вернулась в Сибирь.

Таня Леонтьева

После мобилизации Таня прошла гиюр. Объясняя свое решение, девушка рассказывает:

«Мой дедушка должен был жениться на еврейке и продолжить еврейский род, но этого не произошло, потом что Сталин отменил религию, и дедушка вообще не знал, что такое иудаизм. Но разве из-за того, что какой-то Сталин отменил религию, я должна не быть еврейкой? Вот я и решила, что продолжу наш род».

На гиюре череда нетривиальных решений, принятых девушкой, не закончилась. Таня выбрала службу не в ЦАХАЛе, а в полиции.

Таня Леонтьева на учениях с другими курсантами

«Я сразу решила, что, если пойду в армию, буду делать что-то очень нужное, – объясняет курсантка полицейской школы. – Я понимала, что в армии мне будет труднее почувствовать, что я ежедневно занимаюсь чем-то полезным, а в полиции ты все время работаешь с людьми и реально им помогаешь. А когда кому-то помогаешь, на душе хорошо».

Татьяна рассказывает, что за те две недели, что она провела перед курсами в иерусалимском полицейском участке, ее решение пройти службу в полиции только окрепло. Девушка вспоминает, как участвовала в поисках больного старика, который ушел из дома престарелых. Тогда было задействовано множество полицейских, по тревоге подняли вертолеты, и Таня с двумя сотрудниками полиции из своего участка обыскивала заброшенные и полуразрушенные дома на окраине Иерусалима. Пропавшего старика заметили с вертолета, сообщили Таниной группе, и она вместе со своими напарниками доставила пожилого мужчину домой. «Я была так счастлива, когда мы его нашли», – говорит Татьяна.

Таня Леонтьева (слева) в полицейской школе в Кирьят-Ата

После курсов Таня вернется в Иерусалим, в «свой» участок, будет служить патрульной и выезжать по вызовам. Девушка рассказывает, что за две недели знакомства успела привязаться к своим будущим сослуживцам, которые приняли ее с симпатией и вниманием.

После окончания срочной службы Татьяна хочет остаться работать в полиции. Правда, она понимает, что в университет пойти придется, потому что переезд в другую страну ей мама простила, но отказ от высшего образования ее родители не поймут. По словам Тани, у ее мамы три высших образования.

Таня Леонтьева в полицейской школе в Кирьят-Ата

Цыганской крови в Тане значительно больше, чем еврейской, но девушка никогда не бывала в таборе и мало знает о цыганской жизни. Танина мама даже не дала ее отцу назвать дочь цыганским именем Радема. Это имя на цыганском означает «радость», но Танина семья жила в городе, девочка должна была пойти в районную школу, и ее мама не хотела, чтобы ребенка дразнили из-за необычного имени.

Таня рассказывает, что о цыганской жизни в доме вспоминали один раз в году, на Новый год, когда мама пела цыганские песни и танцевала.

Несмотря на то, что Таня не знает цыганский язык и обычаи, она признается, что, когда услышала о цыганской общине в Иерусалиме, ей очень захотелось ее разыскать. «Я никогда не ощущала себя цыганкой, но, когда видела цыган на вокзалах, я всегда давала им мелочь, если она у меня была. Помню, мама дала мне как-то в школу деньги, а я пошла на вокзал и все отдала цыганам. Ведь это тоже мое», – говорит курсантка.

В полицейской школе в Кирьят-Ата

Алла Гаврилова

Источник: newsru.co.il

Реклама
Реклама
%d такие блоггеры, как: