Реклама
Последние новости

Чтобы помнили. Ролан Быков

Реклама

Отец Ролана Семен Кардановский был беспризорником, во время Первой мировой войны попал на фронт, воевал с австрийцами, был в плену, из которого бежал и взял себе позже псевдоним Антон Быков. Во время Гражданской войны он сражался в Первой конной армии у Буденного в должности эскадронного командира, тогда же встретил свою будущую супругу

Ольгу Матвеевну — красавицу с безупречными манерами, однако женитьба на девушке из интеллигентной семьи не изменила нрав бесшабашного кавалериста, и Ролан Быков позже вспоминал, что мама не раз называла неугомонного папу пушкинскими словами — «ужас мира, стыд природы». Как следствие, бойцовским характером Ролан напоминал отца, а тягу к искусству унаследовал от матери.

0_17923b_d765ec83_orig.jpg

После окончания Гражданской войны отец Ролана стал слушателем военной академии, но из—за конфликта с начальством был отчислен и получил поручение заниматься сельским хозяйством. Его отправили в Туркмению, где он попал в крайнюю южную точку СССР — Кушку, став директором овцеводческого совхоза. Совхоз регулярно подвергался набегам басмачей, которые угоняли овец, и когда при очередном набеге совхоз вновь лишился отары, Антону Быкову грозило обвинение в бесхозяйственности и вредительстве, что могло повлечь за собой расстрел. Бывший конармеец не растерялся — собрал отряд, вооружил подчиненных, перешел границу, догнал банду и отбил похищенный скот. Из—за частых переводов семья Быковых часто переезжала, и поэтому их младший сын Ролан родился в Киеве. Это случилось 12 октября 1929 года.

Новорожденному дали имя в честь французского писателя Ромена Роллана. Правда, мама мальчика Ольга Матвеевна напутала, решив, что Роллан — это имя писателя. На этом путаница не закончилась — в паспорте Быкова позже неточно были указаны дата рождения, имя и отчество. Быков родился в октябре, и в метрике было написано по—украински «жовтень», а в милиции, выдавая паспорт, решили, что «жовтенева революция» празднуется в ноябре, и «жовтень» — это ноябрь. И указали дату рождения 12 ноября, исказив к тому же имя и отчество, написав «Роланд Анатольевич». Позже в интервью Ролан Быков рассказывал: «Времена были такие… Мне еще повезло. Мою сокурсницу звали Диалектический Материализм Ивановна, так у нее было в паспорте написано. Сокращенно ее звали Диамата, а мы — просто Мата. А со мной вот как получилось. Отец привез матери в роддом книгу Ромена Роллана, которая ей очень понравилась, и мать даже не разобралась, что Роллан — это фамилия: просто ей понравилось звучание».

В конце 1930—х годов семья Быковых вернулась в Москву, где Ролан с 1939 года некоторое время занимался в театральной студии «Родник» под руководством Ольги Лариной. Отец Ролана был назначен на партийный пост, с которого, однако, очень быстро был снят за нарушение партийной дисциплины — после того как во время дискуссии бросил стулом в первого секретаря Московского горкома. Последствием инцидента стало то, что Антона Быкова понизили до директора завода, а когда началась Отечественная война, Быков—старший, отправив заводское хозяйство в тыл, ушел добровольцем на фронт.

В Йошкар—Оле, где семья Быковых жила в эвакуации, бабушка Ролана подрабатывала гаданием на картах, и мальчик также решил попробовать свои силы в этом ремесле. Он нагадал соседке, что через три дня вернется с войны ее муж, и тот, действительно, вернулся. К чудо—ребенку начали обращаться новые просители, и гонорары Ролана скоро стали основной статьей семейного дохода, но зимой 1943 года Быковым пришлось до окончания эвакуации срочно переехать в Москву. Тем временем у Ролана после многочисленных сеансов гаданий начали случаться нервные припадки, что привело к лечению в психиатрической лечебнице имени Кащенко.

Пока отец Ролана Быкова воевал на фронте, его мама, когда—то учившаяся в театральном, пыталась привить двум своим сыновьям любовь к сценическим искусствам. И если старший сын Герман больше интересовался наукой, то у младшего задатки будущего актера были налицо. Однажды подруга привела Ролана на прослушивание в самодеятельный коллектив, где его спросили:

— Что умеешь?

— Ничего.

— А зачем пришел?

— Хочу кино бесплатно смотреть!

Ролан так ответил, потому что подруга утверждала, что в самодеятельность принимают всех желающих смотреть кино «на халяву». Оказавшись на сцене, Быков, запинаясь и путаясь, прочел стихи про волны, корабли и морских волков. Кто такие «морские волки», он не знал, поэтому слова проиллюстрировал рычанием. Зрители в зале зааплодировали. «Кланяйся», — советовали ему из—за кулис. «Не буду!» — гордо отвечал Быков. «Надо!» — приказала подруга. И тогда Ролан упал на колени, как бабушка перед иконой, ударившись лбом об пол. Зал ликовал.

В квартире, где во время войны жили Быковы, было 43 комнаты, и в каждой после истории с самодеятельностью Ролана стали называть «Артист». Так как Быковы жили в районе Зацепского рынка, Ролану доводилось часто участвовать в местных пацанских разборках. Из—за маленького роста Быкову отводилась роль «малышки»: он шел перед компанией и задирал взрослых. Когда кто—то собирался проучить задиралу, появлялась вся честная компания… Как вспоминал Ролан Антонович, у него всегда был шанс схлопотать по шее.

В 1947 году Быков окончил школу и подал документы одновременно во ВГИК, в ГИТИС и в Школу—студию МХАТ. В одном месте ему отказали из—за маленького роста, в другом — из—за дикции. Ролан был в отчаянии, но по совету знакомого подал документы в театральное училище имени Щукина при театре Вахтангова и был успешно туда принят. Позже он имел на курсе самую высокую «производительность труда» — во время учебы сыграл почти пятьдесят ролей. Больше, чем у него, было лишь у другого трудоголика — Михаила Ульянова.

После окончания училища в 1951 году Ролан Быков попал в труппу Театра юного зрителя, в котором вместе с ним играли и другие будущие знаменитые актеры, режиссеры, драматурги, среди которых были Олег Ефремов, Анатолий Эфрос, Георгий Товстоногов и Михаил Шатров. Быков в интервью рассказывал: «Надо сказать, что я уже давно был на сцене — подростком в Доме пионеров, и первые гастроли училища были с детскими спектаклями. Словом, я как—то органично пришел к своему зрителю. Я быстро понял: с детьми можно всерьез разговаривать, не нужно так уж особенно развлекать. Ребенок развлекается и мыслью… Один работает в граните, другой — в глине, третий — в дереве. Я — в кристалле! Детство — это человеческий кристалл. Это не возраст, это система мироздания».

Ставка актера в ТЮЗе была очень маленькой — всего 33 рубля 50 копеек, и Быков начал подрабатывать, ведя воскресный драматический кружок, где за четыре занятия в месяц получал жалованье вдвое больше, чем в театре. И тогда он решил открыть свой самодеятельный Студенческий театр при МГУ, причем сделал это без каких—либо разрешительных документов. В 1957 году за такое административное правонарушение можно было попасть в тюрьму, но Быков строил свой расчет на несогласованности действий разных организаций: «Я решил, что как—нибудь проскочу: ЦК подумает, что МГК разрешил, МГК посчитает, что это дело комсомола, комсомол спишет на профсоюзы… Главное, чтобы красную ленточку Яблочкина перерезала!»

Известная актриса действительно приехала на открытие и с помощью ножниц узаконила существование незаконнорожденного Студенческого театра МГУ, который вскоре стал яркой и полноправной частью театрального мира Москвы. Радеющий за свое детище Быков позже послал заведующему отделом культуры партийной газеты «Правда» Григорию Абалкину заметку о театре и фотографии, на которых запечатлены сцены из спектакля.

И когда в газете «Правда» появился обзор весенних спектаклей, то целый абзац был посвящен новому Студенческому театру, а сам театр, таким образом, был официально признан. Однако спустя некоторое время Быков ушел из Студенческого театра. А после успеха спектакля «Такая любовь» в 1958 году 29—летнего Ролана пригласили на место главного режиссера в ленинградский «Ленком», где Быков собрал талантливый коллектив и поставил несколько ярких спектаклей, получивших признание публики. Но у него не сложились отношения и с этой труппой, и в 1960 году Ролан Быков сложил с себя режиссерские полномочия. В это же время у него начала складываться карьера в кино.

Одну из своих первых ролей Быков сыграл в 1955 году в фильме «Педагогическая поэма» — ему досталась роль блатного по кличке Перец, которая сразу ярко высветила черты интересного киноактера. А когда в 1959 году в фильме Алексея Баталова «Шинель» Быков сыграл Башмачкина, поклонники традиционного взгляда на классику были в шоке.

Баталов в интервью рассказывал:

«Он был очевиднейшим образом очень талантлив, а главное, в силу того, что, по моим представлениям, именно он был невероятно похож на гоголевского героя. Но я его выбрал еще и как раз потому, что он был молод. Я знал, что нам предстоят все мыслимые и немыслимые трудности в квадрате. И я знал, что Ролан Быков был всюду и всегда абсолютно безжалостным к себе человеком. Я знал, что нужен актер с острой пластикой, темпераментный, чувствующий линию. И актер, простите за спортивную лексику, тренированный, физически сильный. Способный выжить и сыграть несмотря ни на что. Сыграть не только все переживания Акакия Акакиевича, но и порывистый питерский ветер, который треплет его. Чиновник Башмачкин — это же не просто человек и даже не персонаж. Это знак, это гоголевское представление о человеке, не соответствующее никакому унылому реализму. Поэтому воспитанник вахтанговской школы молодой Быков, единственный в своем роде, был здесь на месте…»

Быковский Башмачкин был потрясающе жалок и неприятен. На упреки критиков актер отвечал: «Страдания не могут быть красивыми! — и добавлял: — Вообще, ненавижу несчастненьких». В это же время Быков женился на актрисе Лидии Князевой и усыновил вместе с ней мальчика, которого назвали Олегом.

В начале шестидесятых Быков перестал работать в театре и поступил в штат киноактеров «Мосфильма». Но когда в 1971 году Михаил Козаков предложил ему сыграть Пушкина, Быков не смог ему отказать. Однако министр культуры Фурцева заявила: «Что вы нашли в этом уроде? Других, что ли, нет актеров на Пушкина?» Постановка была снята, а МХАТ получил задание ставить идеологически правильный спектакль «Сталевары».

Роли Быкова в кино — это примеры филигранного искусства. Прохожий из парка в фильме «Я шагаю по Москве», полицейский Терех в фильме «Вызываем огонь на себя», трубач в фильме «Звонят, откройте дверь», красноармеец Иван Карякин в фильме «Служили два товарища» и, конечно, Скоморох в фильме «Андрей Рублев». Последнюю работу в картине Тарковского зрители увидели в урезанном виде только через пять лет после съемок — в 1971 году. Когда Быков снимался в роли скомороха у Тарковского в «Андрее Рублеве», то сказал: «Но ведь у скоморохов не было сценария, они все сочиняли сами, на ходу!» — и Тарковский согласился с тем, что Быков сам придумает текст. Потом Быков решил сочинить музыку для выступлений скомороха и сам поставил свой танец. Тарковский во время съемок в шутку поклялся, что больше никогда не позовет сниматься в свой фильм режиссера.

Две другие не менее яркие работы Быкова — в фильме «Комиссар» Аскольдова и в фильме «Проверка на дорогах» Германа — почти на двадцать лет были отлучены от экрана за непривычный показ Гражданской и Отечественной войн.

Одновременно с началом актерской работы на «Мосфильме» Быков решил стать кинорежиссером. После чего в квартире знаменитого режиссера и руководителя Третьего творческого объединения на «Мосфильме» Михаила Ромма раздался звонок Быкова: «С Вами говорит Ролан Быков. Я очень хочу увидеться с Вами!»

Через полчаса личной беседы Ромм решил, что перед ним либо сумасшедший, либо талант, а может, и то и другое вместе.Так или иначе, но Ромм решил рискнуть, и свою режиссерскую карьеру Быков начал с комедии. После успешного выхода в прокат своей первой режиссерской работы «Семь нянек» Быков доделал комедию «Пропало лето» за другого режиссера, и фильм получил один из главных призов на молодежном конкурсе Каннского фестиваля. Однако режиссерская карьера Быкова складывалась далеко не так безоблачно, как могло бы показаться. Огромное количество нареканий, споров и критических замечаний, перешедших в травлю, вызвал фильм, о котором сам Быков говорил: «Эта картина — моя большая радость, мое большое счастье. В кино я пришел именно из—за «Айболита».

«Айболит—66» был экспериментальным проектом, сочетавшим в себе опыт театрализации кинопространства, первое использование вариэкрана и жанр философской клоунады. Формат кадра менялся в ходе действия фильма. Герои попеременно действовали внутри «картинки», или выбирались «наружу». Быков во время повсеместной борьбы с формализмом в искусстве совместил в своем фильме все — кино, театр, цирк и эстраду. И обвинения в «мейерхольдовщине» посыпались со всех сторон. Но зрителям картина понравилась. Песня про «нормальных героев, которые всегда идут в обход» в исполнении Быкова стала отечественным хитом на десятилетия, а слова из арии Айболита — Ефремова «Это даже хорошо, что пока нам плохо» стали шлягером интеллигенции конца шестидесятых.

Несмотря на то, что фильм «Айболит—66» вызвал огромное недовольство многих отечественных киноначальников, Быков написал сценарий второй серии, в которой Бармалей начинал делать добрые дела со словами: «Щас у меня враз все станут счастливыми, а кто не станет, того в бараний рог согну, сотру в порошок и брошу акулам!» При такой интерпретации лозунга «Железной рукой загоним человечество к счастью!» производство фильма была оставлено на стадии написания сценария. Не повезло и другому фильму Быкова «Внимание, черепаха!», снятому в 1969 году, в котором школьники спасали черепаху из—под гусениц танка. Чиновники увидели в фильме намек на вторжение советских войск в Чехословакию, а эпизод с игрой в солдатики на полу туалета была названа клеветой на славные Вооруженные силы СССР.

Чуть позже Ролан Быков снял фильм для детей «Автомобиль, скрипка и собака Клякса», в котором сыграл четыре роли: Музыканта, Леонида Ломакина, бабки Марьи Федоровны и дирижера. Послы выхода этой картины Быков заслуженно стал считаться одним из лучших режиссеров детского кино, которому в дальнейшем и посвятил все свои силы, несмотря на то, что как актер он продолжал сниматься во вполне взрослых лентах, среди которых были фильмы «Комиссар», «Мертвый сезон», «Служили два товарища», «Проверка на дорогах», «Большая перемена», «12 стульев» и многие другие. В детском кино Быков так же охотно принимал участие в качестве актера. Он снялся в фильмах «Приключения Буратино» — в роли кота Базилио, «Про Красную Шапочку» — в роли трусливого охотника, «Приключения Али—Бабы и сорока разбойников».

Тяжелее Ролану Антоновичу давалась работа над картиной «Чучело». За ее премьеру в 1984 году Быков в буквальном смысле слова заплатил куском жизни. Неизвестно, выдержал бы режиссер прессинг чиновников, если бы к тому времени рядом с ним не было женщины, в которую он был безумно влюблен. После того как в конце 1960—х годов его первый брак распался, новой избранницей Быкова стала Елена Санаева, сыгравшая вместе с мужем в «Приключениях Буратино» Лису Алису. Исполненные их актерским (а по совместительству — и семейным) дуэтом песни «Какое небо голубое» и «В стране дураков» после выхода фильма сразу же стали шлягерами.

Они познакомились в 1972 году, когда дочь известного артиста Всеволода Санаева Елену утвердили на роль фильм «Докер». Ролан Быков, также исполнявший роль в этой картине, позвонил будущей партнерше, чтобы договориться о времени отлета на съемки. На Санаева ему ответила: «Я самолетами не летаю, поеду поездом». Быков, с подозрением относившийся к детям известных родителей, вспылил и заставил режиссера заменить незнакомую артистку Санаеву на Майю Булгакову, с которой давно мечтал поработать.

Когда Санаева приехала на съемки, смущенный режиссер фильма подошел к ней с извинениями. «Играть эту роль буду я», — ответила ему Санаева и направилась в павильон, где Быков осматривал декорации. «Это кто?» — спросил Ролан, глядя на Елену. «Это Санаева, вместо которой Булгакова», — ответил режиссер. И Быков сказал, что играть должна, конечно же, Санаева. На съемках первого же эпизода Быков придумал поцелуй, хотя в сценарии его не было. «И как впился в меня, — вспоминала потом Санаева, — аж губа вспухла». «Что же нам теперь делать?» — спросил Быков. «Что делать, что делать… Кино снимать!» — ответила его будущая супруга.

Официальное предложение руки и сердца последовало от Быкова через полгода во время съемок на другой картине. Елена Санаева в интервью рассказывала: «Наше знакомство я бы не назвала увлечением — думаю, здесь была предопределенность. Он недавно расстался со своей первой женой, прекрасной актрисой Лидией Николаевной Князевой. Расстались они потому, что эти отношения исчерпали себя. А он уже тогда был человек известный, обладал мощной харизмой и нравился женщинам, выбор у него был. Но вспомним о его психологическом состоянии в тот момент. Закрыты картины, где он сыграл две из своих лучших ролей, — «Операция «С Новым годом» Алексея Германа, которая много лет спустя вышла под названием «Проверка на дорогах», и «Комиссар» Александра Аскольдова. Его сняли с главной роли в «Повести об Искремасе» Александра Митты — фильм потом вышел под названием «Гори, гори, моя звезда».

В недавнем интервью Митта признался: «Я его предал!» Был 1968 год, советские войска вошли в Прагу. И Митта рассказывает, что испугался, решил делать что—то более светлое. Судя по дневникам и фото, Быков играл пассионарную, очень талантливую личность. Было снято метров шестьсот, когда его заменили Олегом Табаковым, и тот сыграл прекрасно, но — другое. И самый большой удар — закрытие спектакля «Медная бабушка» во МХАТе, где Быков играл Пушкина. По словам драматурга Леонида Зорина, играл гениально. Играл Поэта, что само по себе чрезвычайно трудно. Вот в такой момент мы соединились. Меня тогда многое поражало. В юбилей советского кино актеров и режиссеров принимали в Кремлевском дворце, сделав из них огромную массовку, и Быкова, при всей его популярности, засунули куда—то в пятидесятый ряд. Мне это было чудно: ведь уже состоялись и «Шинель», и «Служили два товарища», и «Айболит—66», и «Мертвый сезон»…

А он был любимцем публики. Мы приехали выступать в Харьков, и когда я увидела в афишах свое имя, напечатанное такими же буквами, как имя Быкова, у меня ноги подкосились: Господи, думаю, только бы ничего не испортить. Что изумительно: никому и в голову не приходило, что он всего только заслуженный артист, и в афишах писали уверенно: «Народный артист СССР». В Горьком нам неожиданно предложили выступить для сотрудников КГБ. Ролан сказал, что у него все время расписано. «Ну а какое время у Вас есть?» — спросил начальник. «Только в восемь утра!» — «Ничего, — ответил начальник, — я соберу народ к восьми. По учебной тревоге». И собрал. А потом за чашкой чая начальник, который никакой крамолы в текстах так и не услышал (а Ролан был не из трусливых людей и всегда говорил что думал), поинтересовался: а что ты натворил—то? Быков ответил: «Не знаю». Ему тяжко было плыть в серной кислоте и при этом ставить мировые рекорды. А ведь чем крупнее художник, тем больше он спорит со смертью. Выиграть этот спор невозможно, но бросить ей вызов было необходимо. Для этого нужны силы, нужна поддержка. И рядом должна была быть женщина, которая его абсолютно понимает. Он мне сказал: «Нет, Лена, я без любви жить не согласен, я умру без любви».

Он сам так щедро источал любовь, что ему нужна была подпитка. Он ее получал, и в этом, думаю, был счастливым человеком. Хотя… Я прочитала у Достоевского фразу: «Он любил ее до ненависти, и нет ничего сильнее этой любви». Кто понимает это, тот сохраняет свою любовь до смерти. Бывают же ситуации, когда мать чувствует ненависть к своему ребенку, мужчина чувствует ненависть к любимой женщине. И вот если они эту ненависть могут преодолеть, тогда только смерть может разлучить этих людей. Так я думаю. А из увлечений? Увлечение у него было одно: потрепаться. Он был замечательный собеседник и умел хорошо слушать. Мог ехать в такси и рассказывать шоферу о замысле новой картины. Я его спросила: «А зачем ты водителю—то рассказываешь?» Он ответил: «Я пеленгуюсь. Я должен понимать, в каких я широтах». И продолжал всем рассказывать о замыслах и ролях. Но было немного таких, с кем он мог разговаривать на своем уровне. Как говорил Зорин, талантливых людей хватает, но талантливые и умные — большая редкость. В нем это счастливое сочетание было».

Поначалу Быкову очень не нравилась разница в возрасте между ним и молодой супругой. Он часто слышал: «Ой, какая у вас взрослая дочка, Ролан Антонович!» «Лена, купи себе что—нибудь солидное, не смотрись девчонкой!» — предлагал он в ответ своей молодой супруге. Но саму Лену волновало другое. «Я — хозяйство непростое и беспокойное», — предупреждал ее Быков накануне свадьбы. Так и случилось. Не имевший серьезного семейного опыта, он продолжал жить привычной холостяцкой жизнью, часто забывая о семье. В середине семидесятых ему не давали писать сценарии, не запускали фильмы… «Выпить я в свое время уважал, — говорил о том периоде сам Быков, — семь лет пил по—черному. А Лена пережила все это вместе со мной…» Однажды Санаева нашла Быкова на ипподроме. Быков рассказывал: «И тут я понял: не брошу пить — потеряю семью. Поклялся себе и завязал!» А Елена Санаева рассказывала о продолжении этой истории. Когда сели в такси, Ролан уткнулся ей в плечо и сказал: «Мать, я все понял. Ты — Родина! А Родину не бросают!»

После того как в стране была объявлена перестройка, Быков выполнял огромное количество общественных, творческих и административных обязанностей — он был секретарем Союза кинематографистов, народным депутатом, президентом Международного фонда развития кино и ТВ для детей и юношества, членом совета Генеральной ассамблеи по проблемам детского кино при ЮНЕСКО. У Быкова также была режиссерская мастерская на Высших курсах сценаристов и режиссеров, он много работал на радио и телевидении и был почетным профессором МГУ. Одно время он даже возглавлял банк. О своей коммерческой деятельности Быков рассказывал: «Безумно интересно! Это игра, которая требует тебя целиком, так же, как искусство. Помню, на какое—то время я оставил все свои роли, книжки и все остальное. Поверьте мне, занятие деньгами — это занятие творческое. Но в России это пока сопряжено с известными трудностями… Словом, я вовремя ушел из банка».

С 1989 года Быков работал художественным руководителем объединения «Юность». В том же 1989 году Ролан Быков организовал Всесоюзный Центр кино и телевидения для детей и юношества, позже преобразованный в Международный Фонд развития кино и телевидения для детей и юношества, а после смерти Быкова получивший название «Фонд Ролана Быкова». За то время, что Быков руководил фондом, при участии фонда было создано около 70 фильмов, в том числе — «Любовь» Валерия Тодоровского, «Ангелочек, сделай радость» Османа Сапарова, получивший более десятка международных призов, и «Облако—рай» Николая Досталя.

Георгий Данелия, живший на Чистых прудах напротив здания фонда, не раз говорил Быкову: «Что ты делаешь? Ты ненормальный! Ты в такой отличной форме, сними сам два—три фильма — вот и будет детское кино на многие годы». Но в то время Быков позиционировал себя как руководитель фонда и делал все для того, чтобы кино для детей и молодого зрителя в стране существовало. В 1994 году он был награжден почетной Золотой медалью имени Льва Толстого, вручаемой ежегодно Международной ассоциацией детских фондов. Быков в интервью рассказывал: «Для меня ребенок — это окно, через которое можно выйти на роль. Я относился и отношусь к своей работе с детьми с благоговением, а к педагогике — очень серьезно, не случайно я столько сил отдал работе в качестве шеф—президента Российской академии образования… В детстве человек открыт вечным вопросам — таким, как любовь, дружба, смысл жизни, тайна смерти, нравственные идеалы. Детство содержит в себе, может быть, главную тайну жизни…»

В начале 1996 года Ролану Быкову удалили опухоль в легком, после чего он прожил еще два года. В 1998 году, снова попав в больницу, продолжая работать над последним фильмом «Портрет Неизвестного солдата», Быков говорил своей супруге Елене Санаевой: «Я не боюсь умирать. Я научил тебя ремеслу, ты не пропадешь. И потом, у тебя не будет времени горевать. Тебе придется доделывать то, что я не успел».

Елена Санаева рассказывала:

«Он был очень верным. Когда его не стало, его однокурсники мне сказали: для нас рухнула стена! Мы всегда знали: позвоним — и он, как бы ни был занят или нездоров, обязательно выполнит просьбу. Ролан был надежный человек. Конечно, с возрастом становилось труднее. И в последние лет восемь его больше тянуло к столу. Поспит часа два — и тут же садится за свой ноутбук строчить статьи. Уже часа три ночи, я его зову спать, подношу то сердечное, то чайку горячего, а он все пишет… Писал много — программу «Дети, экран, культура», множество сценариев, из которых ни один не был поставлен».

Ролан Быков умер 6 октября 1998 года.

Похоронен на Новодевичьем кладбище.

Леонид Филатов снял о Ролане Быкове передачу «Чтобы помнили».

Андрей Гончаров

Источник: chtoby-pomnili.com

Реклама
Реклама
%d такие блоггеры, как: