Последние новости

Новые камеры слежения короля

Хотите видеть больше наших новостей и видео? Подписывайтесь на наш новый канал в телеграм: https://t.me/isralikeorg

В дни, когда сводки новостей начинались с обсуждения металлоискателей, наскоро установленных на Храмовой горе после теракта и столь же спешно демонтированных, сотрудники Второго канала израильского ТВ получили довольно гневное письмо.

20368943_750257488510298_692132690109469731_o.jpg

Гендиректор полиции: «Это умные средства защиты. Их способны увидеть только умные!» Нетаньяху: «А‑а, конечно, вижу! Это прелестно!» / 

Его составила Рут Спиро, языковой консультант телеканала, в многолетние обязанности которой входит слежение за грамотностью речи, доносящейся с экрана. Политические стороны конфликта остались в стороне: языковед Спиро протестовала против использования слова «магнометр», которое укоренилось к тому времени в разговорном иврите. Для металлоискателя существует научный термин «галай‑матахот», настаивала консультант. Невесть откуда взявшийся «магнометр» в лучшем случае представляет собой искаженное «магнитометр», равно как забредший окольными путями в иврит «коркинет» (самокат) — прошедшее испорченный телефон французское слово «trottinette».

Ситуация, при которой суверенное государство предпринимает необходимые меры защиты после теракта, а потом отказывается от них из‑за международного давления, для многих израильтян показалась неприемлемой. Пока официальный Иерусалим упоминал Мекку и другие священные для мусульман места, оснащенные злосчастными металлоискателями и не вызывающие брожения в умах, внепарламентские политические активисты пошли более креативным путем.

После заявления муфтия Иерусалима Мухаммеда Хусейна о том, что молитва человека, прошедшего проверку на металлоискателе, не будет принята на небесах, раввин Барух Марзель, один из лидеров праворадикального движения «Оцма ле‑Исраэль», обратился к исламскому священнослужителю с ответным письмом.

«Хочу выразить восхищение такой бескомпромиссной позицией, — написал Марзель. — Рекомендую распространить Ваше религиозное постановление на другие места, находящиеся под израильским контролем и оборудованные металлоискателями. Как‑то: Управление национального страхования, больницы, почта и другие объекты, которые активно посещают Ваши единоверцы».

В последнем предложении мегатролль Барух Марзель выразил надежду на скорейшее восстановление Храма и пожелал муфтию в ближайшем будущем встретить Мессию.

Через несколько дней активисты «Оцма ле‑Исраэль» развесили у входа в филиал Управления национального страхования в Восточном Иерусалиме плакаты на арабском языке. Посетителей призывали бойкотировать металлоискатели, само ведомство, отвечающее за различные социальные выплаты, а также израильские деньги как таковые.

20368926_10155428733873463_8600520810701971024_o.jpg

Справа — до, слева — после. Нетаньяху и Либерман бьют поклоны / 

Шутки шутками, а на высшем политическом уровне новый конфликт остался не до конца понятым. Известный израильский востоковед Мордехай Кейдар посчитал отсылки к Мекке неубедительными и в качестве основной причины противостояния назвал мусульманскую теологию как таковую.

В Коране евреи названы «сыновьями обезьян и свиней» и «убийцами пророков», а иудаизм объявлен «лживой религией». В отличие от королевского двора Саудовской Аравии, за которым мусульмане признают контроль над Меккой, еврейское государство лишено в арабском сознании малейшей легитимности.

Мусульманин имеет право указывать другому мусульманину на рамку металлоискателя, еврей в лучшем случае может проживать на исламской территории с поражением в правах и выплатой дани. Как говорил довлатовский герой: «Я знаю, что такое компромисс — Мокер становится на колени и при всех обещает честно работать. Тогда я его, может быть, и прощу».

По мнению Кейдара, секулярные либералы западного образца, к которым относится подавляющее большинство израильских политиков, неспособны понять мотивы поведения исламистов. «Все люди хотят больше счастья и меньше зла», — заявил с трибуны кнессета член леворадикальной партии МЕРЕЦ Илан Гильон. Востоковед Кейдар указывает на отсутствующую в этой максиме религию, принципы которой являются для верующих наиважнейшими, вытесняя личные и коллективные поиски счастья.

Подтверждением правоты Мордехая Кейдара стали слова другого израильского парламентария — члена Объединенного арабского списка Ахмеда Тиби.

«Электронные рамки недопустимы, потому что они установлены оккупационным режимом. Мекка не оккупирована, Иерусалим оккупирован», — заявил Тиби, выступая перед группой арабских демонстрантов.

Теракт в поселении Халамиш, в ходе которого за субботним столом были убиты трое представителей семьи Саломон, аналогичным образом подчеркнул религиозную сущность конфликта.

В рюкзаке у 19‑летнего Омара аль‑Абд ад‑Джалиля был найден Коран, а составленный убийцей пост в Facebook содержал упоминания «потомков свиней и обезьян», которые‑де посягнули на мечеть Аль‑Акса. После резни лидер движения «ХАМАС» Исмаил Хания похвалил террориста за то, что своими действиями он укрепил мораль «уммы», исламской общины.

Пока одни ругали правительство Израиля за трусость, другие упрекали полицию за сотрудничество с мусульманским ВАКФом. Согласно предписаниям последнего, евреям, посещающим Храмовую гору, запрещено проводить там молитвенные церемонии.

Даже частного характера — например, закрыть глаза и прочесть молитву «Слушай, Израиль». И уж тем более обручиться с невестой, как это сделал молодой человек по имени Том Нисани. Такое своевольное поведение на площади возле Аль‑Аксы — на той самой площади, которая запросто используется арабскими подростками для паркура, — вылилось для Нисани в арест, допрос в «еврейском отделе» разведки «Шабак» и запрещение посещать Храмовую гору на протяжении полугода.

«Мои отношения с Храмовой горой базируются на элементарных правах гражданина демократического государства, — написал Том Нисани. — Я и представить себе не мог, что в один прекрасный день превращусь во врага народа по версии полиции, “ШАБАК” и Министерства внутренней безопасности. В здание полиции, запретившей мне посещать Храмовую гору, я приду с Декларацией независимости Израиля».

Пословица о голи, которая на выдумки хитра, оказалась применима и в этом случае. Журналист Инон Магаль усыпил бдительность полиции и ВАКФа, замаскировавшись под иностранного туриста. Бейсболка вместо кипы и некое подобие шотландского кильта на чреслах позволили Магалю избежать внимания со стороны арабских и еврейских служителей порядка и даже — см. выше — прочесть молитву «Слушай, Израиль».

Происходящее дало обильную пищу юмористам. Карикатурист Йоси Шахар проиллюстрировал демонтаж металлоискателей и камер слежения произведением в духе «Нового платья короля». Гендиректор полиции демонстрирует премьер‑министру Израиля некие новые защитные средства, которые способны увидеть только умные люди. «А, разумеется, вижу‑вижу, — отвечает Нетаньяху, глядя на голую стену. — Это прекрасно». Другая карикатура изображала смиренную религиозную еврейку, проходящую через рамку металлоискателя.

Трое перепуганных полицейских хватаются за табельное оружие: «У нее в сумочке — сборник псалмов!» В свою очередь на форуме «Поднимаемся на Храмовую гору» появилась отдельная, быстро набравшая популярность ветка мемов и фотожаб. Белка (или суслик?) в характерной позе молящегося уверяет: «Нет‑нет, это не то, что вы подумали, я просто потягиваюсь!»

Тем временем, несмотря на запреты целого ряда крупных раввинов с одной стороны и противодействие полиции с другой, на Храмовую гору поднимается все больше и больше евреев. 9 ава их число составило 1263 человека, исключая несколько сотен, по тем или иным причинам не допущенных на место бывшей святыни. Среди визитеров были и хасиды в традиционной черно‑белой экипировке.

Заголовок на религиозном новостном сайте выглядел не менее традиционно: «Несмотря на напряженность, ультраортодоксы поднялись на Храмовую гору. Неясно, какая такая необходимость заставила их сделать этот шаг именно сейчас». Авторы комментариев к заметке воззрений автора не разделяли: «Не ваше дело, почему они взошли на гору. У них есть свои раввины, у вас — свои», «Если партийные журналисты — против, нормальные люди — за», «Некоторые ультраортодоксы уехали в Страну Израиля в конце тридцатых, остальные их критиковали. Что стало с теми и другими?»

Судя по всему, безопасным местом Храмовая гора станет нескоро. Однозначно можно свидетельствовать разве что о бесплодности попытки выковать нового, уверенного в себе израильского еврея. Доминантные гены диаспоры тому виной или выведенное в Торе соотношение между соблюдением заповедей и уважением в глазах других народов? 

Источник: lechaim.ru

Хотите видеть больше наших новостей и видео? Подписывайтесь на наш новый канал в телеграм: https://t.me/isralikeorg

%d такие блоггеры, как: