Реклама
Последние новости

Война за независимость: неожиданный ракурс

О Войне за независимость Израиля написано и рассказано много. Статьи в энциклопедиях, документальные и художественные фильмы, работы художников и фоторепортеров, словом, огромный пласт информации. Но всегда найдутся новые, малоизученные обстоятельства и факты, неизвестные страницы, личные свидетельства очевидцев и участников.
 
Поколение Войны за независимость Израиля давно перешагнуло 80-летний рубеж. Тем дороже и ценнее то, что они могут рассказать нам сегодня. История Акивы Майера несколько выбивается из привычного ряда сюжетов о той войне. Это рассказ о том, как члены одной семьи помогали друг другу выжить и спастись.

FotorCreated.jpg

Акива Майер, младший сын раввина Ицхака Майера и его жены Сары, из семьи венгерских религиозных сионистов, попал в подмандатную Палестину в конце 30-х годов прошлого века. Сегодня нашему герою 83, у него трое сыновей и восемь внуков, а в год провозглашения государства не исполнилось еще и 19 лет. Незадолго до этого он закончил школу и собирался поступать в Технион. Но прежде чем начать учиться, решил отправиться в Гуш-Эцион, где жили его старшие брат и сестра. Гуш-Эцион – это блок еврейских поселений, заложенных еще в 20-х годах прошлого века.  В ходе Войны за независимость поселки и кибуцы, входившие в состав Гуш-Эциона, приняли на себя мощный удар арабских военных соединений, были разрушены, а жители поселков убиты или взяты в плен.

В одном из поселений блока, кибуце Массуот Ицках, обосновались трое детей Ицхака и Сары Маер. Работа в кибуце, особенно в 40-е годы – нелегкое испытание даже для молодого человека. Поселок располагался на горе, почва была каменистая, и юноша вместе со своими товарищами по кибуцу выкапывал камни, выкорчевывал пни, чтобы сделать почву пригодной до посева. И еще он нес охрану поселения.

В канун праздника Песах 1948 года Акива отпросился в отпуск, чтобы навестить родителей, которые жили в Хайфе. В ту самую праздничную ночь случилось первое нападение вооруженных арабов на Гуш-Эцион.

В лагере военнопленных

Акива поспешил вернуться в кибуц, чтобы вместе со всеми своими товарищами защищать его с оружием в руках. В одну из ночей к воротам прибежал житель поселения Кфар-Эцион и рассказал, что поселок был захвачен частями Арабского легиона, которые устроили там резню. Он чудом спасся.

В кибуце поняли, что нужно эвакуировать женщин и детей. Их отправили в более надежные места, а охранять поселение осталась молодежь. Двое братьев и сестра Майер были в их числе. Они были готовы встретить врага и сражаться, хотя с самого начала было ясно, что силы не равны. Арабский легион – регулярные части армии Трансиордании, обученные лучшими

британскими военными специалистами, были в тот момент самой боеспособной и профессиональной армией в регионе. Вступить с ними в бой означало пойти на неминуемую гибель. Вмешательство Красного Креста и требование сохранить жизнь защитникам поселения в случае, если они сложат оружие, оказалось спасительным для Акивы, его брата, сестры и сотен других молодых людей.

Все они были захвачены в плен и увезены в лагерь военнопленных на территорию Иордании, где им предстояло провести от нескольких месяцев до года. Пленников на грузовиках отправили сначала в Хеврон, а затем в Иорданию. До места назначения они добрались к субботе и не знали, что накануне произошло судьбоносное событие: была подписана и озвучена Декларация независимости, и на политической карте мира появилось государство Израиль.

 

В лагере военнопленных

Обо всем этом они узнали случайно, из прикрепленного к стене одного из домов маленького листка бумаги, на котором были написаны всего два слова на иврите: «Провозглашено государство». «Нашей радости не было предела, мы ликовали», – вспоминает Акива.

Он вспоминает период жизни в лагере для военнопленных  как период испытания и проверки  стойкости.  По его словам, хоть жизнь там была не сахар, но иорданцы относились к ним неплохо. Разместили в палатках по 10 душ, кормили, разрешали передвигаться по территории лагеря и ничего не заставляли делать, разве что по утрам и вечерам устраивали проверки.

    В лагере военнопленных

«Доброта» иорданцев объясняется просто: за жизнь и безопасность пленников поручился сам король Иордании Абдалла, кроме того, в лагерь постоянно наведывались эмиссары Красного Креста. Пять девушек, в числе которых была сестра Акивы Юдит, освободили через пару месяцев. Судьба остальных была неясна.
«Мы все мечтали о побеге, но прекрасно понимали, что из лагеря, находившегося посреди пустыни в чужой стране, бежать было некуда, – рассказывал Акива.  — В сущности, нам очень повезло, что мы попали к иорданцам, – говорит он. – Тем, кто был в плену в Сирии или Египте, приходилось гораздо труднее. Мы жили в лагере одной большой коммуной, все вопросы решали

сообща». Одним из таких вопросов, принятым на общем собрании кибуца, стал вопрос о том, кому освободиться из плена раньше других.

Не было бы счастья, да несчастье помогло. Получить право на освобождение из плена Акиве помогла болезнь, которой он страдал с детства – ревматизм. Его родители обратились в Красный крест, собрали все необходимые документы, чтобы их младший сын вернулся домой. Но в его голове и в головах его товарищей уже созрел совершенно другой план. Дело в том, что старший брат Акивы,  Аарон Майер к тому времени был женат и имел ребенка. По настоянию Акивы общее собрание кибуца решило, что первым вернуться домой должен именно он. Братья, несмотря на разницу в возрасте, были очень похожи.
Накануне заседания комиссии по освобождению товарищи Акивы раздобыли несколько пачек сигарет, и он выкурил их все, чтобы выглядеть больным и изможденным. Прием сработал, и старший брат отправился домой, а Акива остался в лагере.

Поскольку заняться в лагере было нечем, Акива решил воспользоваться свободным временем для учебы. Родители сумели передать ему учебники математики, и он штудировал формулы и задания с утра до вечера. Это здорово пригодилось ему впоследствии. И еще он выучился на ассистента зубного врача. Один из пленников оказался стоматологом, который взялся лечить зубы всем заключенным, и Акива ему ассистировал. Но в отличие от математики, этим ремеслом ему не довелось воспользоваться. По вечерам Акива пересказывал своим товарищам по плену голливудские фильмы, которых он насмотрелся, живя в Хайфе.

Скорее всего, пребывание в плену не было таким комфортным, как может показаться из его рассказа, но не стоит забывать, что в ту пору нашему герою было всего 19 лет, он был молод и счастлив оттого, что цел и невредим.
Год, проведенный в лагере для военнопленных, был потрачен не зря. Благодаря тем самым учебникам математики и физики, что прислали ему родители, Акива после освобождения поступил сразу на второй курс Техниона.

…Свой долг израильской армии Акива Майер отдал позже. В ряды ЦАХАЛа он призвался спустя несколько лет после окончания Техниона, уже будучи дипломированным специалистом. Израильской армии Акива Майер отдал 12 лет своей жизни, занимался разработкой оборонных технологий и средств связи. Он был одним из тех, кто стоял у истоков отечественного хайтека. Он очень многое сделал для своей страны в мирное время и в периоды войн.

Народ Израиля силен не только своей стойкостью, интеллектом, своей способностью к выживанию. Особую силу израильтянам придает поддержка семьи. Семья, родственные связи занимает важнейшее место в еврейской и израильской иерархии ценностей. История Акивы  Майера – это история одной семьи, маленькой части большого и сильного народа.

Акива Майер с женой Рахель / Фото из архива семьи Майер.

В День независимости Израиля Акива Майер всякий раз смотрит телетрансляцию торжественной церемонии на горе Герцля и вспоминает историю страны, которую строил вместе со своим поколением. А еще он вспоминает детство в Венгрии, семью своих родителей, где он был младшим, пятым ребенком.

Источник: il4u.org.il
Реклама

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: