Реклама
Последние новости

Жизнь после газовой камеры

Уроженке Словакии Сюзанне Браун едва исполнилось 16 лет, когда она вместе с матерью и сестрой оказалась в газовой камере Освенцима. Лишь исключительный случай — неисправность смертельного оборудования — спасла им жизнь. 

726334061.jpg

«Нас в камере было около 30 человек, и я думала, что нам пришел конец, — вспоминает Сюзанна в интервью. — Газовая камера была замаскирована под душевую кабину, но вода из кранов не полилась. Вместо этого мы ощутили слабый запах газа. Всего лишь слабый запах… Но вдруг дверь камеры открылась, и нас выгнали наружу. Мы поняли, что произошла какая-то поломка».

Это случилось в июне 1944-го. Спустя примерно полгода, уже в другом лагере, Сюзанна Вайс снова чудом избежала смерти, но на этот раз ей помог не случай, а собственная изобретательность. Заключенным делали смертельные инъекции стрихнина. Сюзанна так повернула свое запястье, что игла лишь проколола кожу, не попав в вену: «Я видела, как другие заключенные после укола умирали одна за другой. Я поняла, что если игла попадет непосредственно в вену, смерть наступит мгновенно, в противном случае есть шанс выжить. Поэтому я инстинктивно повернула свою руку».

После инъекции Браун нашла кусок проволоки и расковыряла ранку от укола в надежде, что яд вытечет. С помощью этого нехитрого приема Сюзанна спасла жизнь не только себе, но и своей любимой старшей сестре Аги, и двум подругам, стоявшим рядом с ней в шеренге. По сей день напоминанием о том страшном дне служит оставшийся на руке шрам.

В июле прошлого года 86-летняя израильтянка Сюзанна Браун вместе с дочерью, зятем и внуками приезжала в Словакию и повторила тот скорбный путь, приведший ее из родного дома в Освенцим. Эта поездка легла в основу документального фильма режиссера Ярден Кармин «История от третьего лица». Инициатором съемок стала дочь Сюзанны, специалист по связям с общественностью Элишева Браун-Лапидот. «Мне хотелось, чтобы моя мама смогла рассказать о том, что ей пришлось пережить, не только своим близким, но и более широкой аудитории», — говорит Элишева.

Сюзанна родилась в Кошице, втором по численности населения городе Словакии, который в 1938 году, согласно условиям Первого Венского арбитража, Чехословакия передала Венгрии. Перед началом войны в городе проживало около 12 тыс. евреев. Семья Сюзанны (ее девичья фамилия — Вайс) принадлежала к элите местного еврейского общества, отец был известным юристом. Режим венгерского правителя Хорти дискриминировал евреев, однако до физического насилия дело как правило не доходило. Все изменилось в апреле 1944-го, когда Кошице оккупировали немецкие войска. Еврейские дети, учившиеся в местных школах, тут же были из них исключены. Всего два месяца спустя семья Вайс в вагоне для перевозки скота была депортирована в Освенцим.

«Прекрасно помню прибытие поезда в Освенцим, — рассказывает Сюзанна, — я увидела густой дым, валивший из труб, и доктора Менгеле в белых перчатках. Мужчин и женщин с детьми сразу же разделили, и больше я никогда уже не видела своего отца. Моя старшая сестра Аги была больна, и перед депортацией отец взял с меня обещание, что я буду заботиться о ней в любых обстоятельствах».

Пережив Освенцим, Аги, Сюзанна и их мать оказались в трудовом лагере на территории Эстонии. Когда к Эстонии уже подходили советские войска, заключенных пешком погнали вглубь территории третьего рейха. В ходе этого «марша смерти» нацистский конвоир застрелил мать Сюзанны и Аги.

После побега из лагеря под Данцигом Сюзанне в сильный мороз пришлось несколько дней везти на санках Аги, лишившуюся после «марша смерти» способности передвигаться самостоятельно. К тому моменту советские войска уже освободили Польшу. Аги поместили в госпиталь, где ей пришлось ампутировать ноги.

«За все это время я не проронила ни единой слезы, — вспоминает Сюзанна. — Сломалась я лишь тогда когда, увидела ампутированные ноги Аги, которые мне отдали, чтобы я их выбросила».

Вскоре после войны сестры репатриировались в Палестину. Долгое время, до самой смерти Аги, они жили по соседству друг с другом. Недавно Сюзанна переехала в дом престарелых в Иерусалиме. Сегодня она сожалеет лишь о том, что Аги не видит, с каким вкусом и изяществом она обставила свое новое жилище.

Рассказывая свою историю, Сюзанна — в полном соответствии с названием посвященного ей фильма «История от третьего лица» — сохраняет бесстрастность. Лишь вспоминая о своей прошлогодней поездке в Освенцим она начинает плакать.

 

Роберт Берг

Источник: jewish.ru

Реклама

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: