Реклама
Последние новости

Еврей третьего мира

Реклама

Долларового миллиардера Юсуфа Хамиеда называют индийским Робином Гудом. Он бесплатно раздает лекарства жителям беднейших стран и борется против монополии западных фармацевтических корпораций. «Когда я читаю об очередных проделках этой своры, мне в голову приходят мысли о моих бабушке и дедушке и еще шести миллионах евреев, убитых в годы Холокоста», – говорит доктор Хамиед, занимающий 28-е место в списке богатейших людей Индии.

hamiedcipla

В далеком 1992 году редактор респектабельного англоязычного издания Times of India связался с одним из самых авторитетных бизнесменов Бомбея (ныне Мумбаи) – доктором Юсуфом Хамиедом. В то время в Бомбее вспыхнули межобщинные беспорядки между мусульманами и индусами, и в газете хотели узнать мнение об этом Хамиеда как одного из естественных лидеров мусульманского сообщества. Ответ бизнесмена удивил журналиста: «Почему вы считаете меня мусульманином? Потому что я ношу фамилию Хамиед? На самом-то деле я индийский еврей. Моя мать была еврейкой, а ее родители стали жертвами Холокоста».

Хамиед, долларовый миллиардер и глава одной из ведущих в Индии фармацевтических компаний, происходит из семьи аристократа-мусульманина и литовской еврейки. По собственному признанию, он унаследовал от отца научный склад ума, деловую хватку и индийский патриотизм, а от матери – сострадание к обездоленным. Он обвиняет фармацевтическую промышленность западных стран в монопольном сговоре. Они заинтересованы в поддержании высоких цен на лекарства, в результате чего три миллиарда человек в третьем мире не имеют доступа к нормальной медицине. «Я посвятил свою жизнь созданию недорогих медикаментов, которые призваны послужить спасением для миллиардов жителей беднейших стран», – пафосно утверждает Хамиед.

По отцовской линии Хамиед принадлежит к знатному роду, в числе его предков – придворные имамы времен империи Великих моголов, а также пробританский эмир Афганистана Шуджа уль-Мульк, свергнутый в результате дворцового переворота и бежавший в середине XIX века в Индию. Дед Юсуфа, Хваджа Абдул Али, служил в аппарате британской колониальной администрации Индии, но его сын Хваджа Абдул Хамиед – отец нашего героя – посвятил свою жизнь борьбе за независимость. Еще в студенческие годы он организовал акцию протеста в своем университете, за что был исключен оттуда и подвергся аресту. Он переехал из Бомбея в город Алигарх на севере страны, где преподавал химию в организованном местными мусульманскими националистами частном университете Jamia Millia Islamia. Позднее он занялся бизнесом, открыл предприятие, выпускавшее традиционное индийское домотканое сукно хади. Это самое хади стало символом национально-освободительного движения, поскольку столетием ранее Англия начала завозить в свои колонии более дешевые промышленные ткани, что привело к разорению и даже голодной смерти миллионов индийских ткачей. Хваджа вскоре стал известен среди национально ориентированной индийской буржуазии, его хорошо знали Махатма Ганди и Джавахарлал Неру.

snxxdklycf-1453105452

Для продолжения образования Хваджа Абдул отправился в Германию, которая в начале XX века считалась мировым лидером в области химической и фармацевтической промышленности. В 1925 году, отдыхая на природе в одном из пригородов Берлина, он познакомился с девушкой по имени Люба Дерчанская. Люба была родом из Вильно, который в то время принадлежал Польше. В Берлин она, как и Хваджа Абдул, приехала для получения высшего образования. Молодые люди полюбили друг друга и три года спустя оформили свои отношения в единственной мечети Берлина. Люба была убежденной коммунисткой и стремилась привлечь в это движение своего индийского избранника. Первым предметом, который она подарила будущему мужу, была открытка с портретом Ленина. Супруги регулярно посещали партийные собрания и митинги, но впоследствии Хваджа Абдул относился к коммунистической идеологии с изрядной долей скепсиса.

Родители Любы, Рувим и Полина, приняли своего «экзотического» зятя весьма душевно и тепло. Столь же радушный прием Люба встретила у родителей своего избранника в Алигархе. Сам Юсуф Хамиед родился в 1936 году в Вильно во время последнего предвоенного визита туда его родителей. Юсуфом его назвали потому, что это, по сути, арабский вариант еврейского имени Йосеф. К тому же он был назван в честь первого президента независимой Польши Юзефа Пилсудского. Через месяц после рождения Юсуфа семья вернулась в Бомбей.

yusuf_site89.jpg

Хваджа Абдул Хамиед считал себя, в первую очередь, индийцем, а потом уж мусульманином. Именно поэтому он враждебно относился к организации «Мусульманская лига», выступавшей за создание в районах страны с исламским большинством отдельного государства. После создания Пакистана Хваджа Абдул отказался туда переселяться и всегда заявлял, что индусы и мусульмане должны жить в мире друг с другом. Он выступал также за примирение мусульман с евреями и часто говорил, что «если бы евреи, с их богатствами и способностями к наукам, объединились с арабами, они создали бы мощную империю, охватывающую весь Ближний Восток». Однажды он даже спросил египетского президента Насера, почему тот заключил союз с не верящими в Б-га атеистами, чтобы бороться с евреями, чья вера на самом деле очень близка к исламу. Хваджа Абдул, может быть, несколько наивно утверждал, что вражда между Израилем и арабскими странами инспирирована противостоянием западных стран и СССР. «Им надо забыть про своих заокеанских покровителей, сесть за “круглый стол” и заключить союз на основе древней дружбы и взаимной связи».

Ужасы Холокоста не обошли стороной семью Любы. Спустя всего два дня после начала Великой Отечественной войны нацисты оккупировали Вильнюс и почти сразу приступили к планомерному уничтожению еврейского населения. Сестры Любы – коммунистки, как и она сама – незадолго до этого уехали в Москву и спаслись, а ее брат Зорах еще несколькими годами ранее переселился в Бомбей, где Хваджа Абдул нашел для него работу. Но пожилые родители остались в Литве и погибли.

Юсуф Хамиед никогда не забывал о своих еврейских корнях. В 2008 году он побывал в Литве и посетил местность Понары под Вильнюсом, где нацисты уничтожили почти 100 тысяч евреев. Недавно он выступил спонсором установки на своей родине статуи Махатмы Ганди и его друга Германа Калленбаха, литовского еврея, эмигрировавшего в Южную Африку. Юсуф Хамиед заявляет, что за всю свою жизнь в Индии ни разу не сталкивался с антисемитизмом. В то же время его глубоко заботит положение индийских мусульман. Регулярно происходящие в Бомбее антимусульманские беспорядки пугают его. Он не исключает даже, что дело может дойти до настоящего геноцида. Он часто вспоминает рассказы своего отца о его друзьях – немецких евреях, которые после прихода Гитлера к власти говорили, что им ничего не угрожает, поскольку они принадлежат к элите общества. Индийские мусульмане сегодня, считает Юсуф, столь же наивны, что и европейские евреи 80 годами ранее.

После возвращения в Индию Хваджа Абдул Хамиед снова занялся бизнесом и основал в 1935 году компанию Chemical, Industrial and Pharmaceutical Laboratories (сокращенно CIPLA), вскоре ставшую одним из ведущих фармацевтических концернов Индии. В 1964 году Хваджа Абдул Хамиед выступил в печати с заявлением, что патентное законодательство должно обеспечивать равный доступ к производству лекарств – как для независимых компаний из Индии, так и для других стран третьего мира, не входящих в глобальный западный фармацевтический картель: «Это поможет предотвратить монопольное хищническое ценообразование, в результате которого миллиарды людей по всему миру не имеют доступа к медицине».

Hamied, chairman and MD of Indian generic drugmaker Cipla, speaks on mobile phone in front of cabinets containing company's products before interview in Mumbai

Юсуф Хамиед продолжил дело своего отца. Под его руководством CIPLA разрабатывает альтернативные медикаменты для больных СПИДом и другими инфекционными заболеваниями из стран третьего мира. За усилия по созданию препаратов, поддерживающих жизнь больных СПИДом в Африке, Индии и других регионах «глобального юга», которые продаются по минимальной цене или даже раздаются бесплатно, итальянская газета Corriere della Sera назвала его «Робином Гудом наших дней».

cipla.jpg
«В Африке CIPLA стала объектом поклонения, а доктор Хамиед – живым богом», – заявил однажды бывший глава корпорации Johnson and Johnson Аджит Данги. В настоящее время лекарство для поддержания больных СПИДом от CIPLA получают шесть миллионов человек в развивающихся странах, а стоимость дневной дозы составляет всего 20 центов. Объединение же ведущих производителей лекарств США и Западной Европы, известное как Big Pharma, Хамиед называет «торговцами смертью» и «глобальными серийными убийцами». «Когда я читаю об очередных проделках этой своры, мне в голову приходят мысли о моих бабушке и дедушке и еще шести миллионах евреев, убитых в годы Холокоста», – говорит доктор Хамиед, занимающий 28-е место в списке богатейших людей Индии.

Роберт Берг

Источник: jewish.ru

Реклама
Реклама

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: