Реклама
Последние новости

Мама аутистки: «Два года в Москве я отрицала Сонин диагноз, а потом уехала в Израиль. Такой любви мы не встречали!»

Реклама

«Соня учится в обычной школе, где есть два класса для аутистов. Когда я вижу, как на переменах все дети играют вместе, мне хочется плакать». Исповедь мамы.

005-small (1)

Евгения Шустикова с дочкой Сонечкой


Очень сложно жить обычной жизнью, «как у всех», если у твоего ребенка приставкa «особенный». Когда в Москве маленькой Соне поставили диагноз «аутизм», мой хорошо отлаженный и прекрасно спланированный мир рухнул. Два года я прожила под его обломками в режиме полного отрицания. Я не могла принять факт рождения у меня ребенка с особенностями развития. Я все время хотела доказать себе и другим, что моя дочь, «как все»… А она была не как все.
Аутизм — не болезнь. Он не лечится. Это иное восприятие мира человеком, который выглядит, как все. Зрение, слух, обоняние, голова у него работают иначе. Аутистам трудно вступать в контакт с другими людьми, смотреть в глаза собеседнику. Аутисты могут преувеличенно сильно воспринимать звук или запах, слово, цвет или прикосновения. Особое восприятие мира ведет к иному поведению, непривычному для обычного человека.

Соня была типичным ребенком с РАС — расстройством аутического спектра. Она не говорила, не смотрела в глаза, не шла на контакт с людьми, не могла долго сидеть на месте, мало спала и много кричала. И пока я сопротивлялась новому в моей жизни слову «аутизм», дочь все дальше уходила от меня в свои закрытые миры.

Евгения Шустикова с дочкой Сонечкой

Евгения Шустикова с дочкой Сонечкой. Фото из семейного архива

Перемены к лучшему в нашей с ней жизни начались после того, как в один прекрасный день я поняла, что моя Соня такая, какая есть, и другой уже не будет. И ее не надо подстраивать под общий сценарий жизни, а нам вместе надо найти свой путь и идти по нему.

После моего принятия Сони с нами начали происходить самые настоящие чудеса.

«Я вас поздравляю!» — с лучезарной улыбкой сказала нам с мужем консул Израиля в России, когда я обронила фразу: «У одной из наших дочерей аутизм». За восемь лет жизни Сони на нас впервые не смотрели косо, а поздравили с этим. Поздравили совершенно искренне, как будто мы вытянули счастливый билет.

Уже живя в Израиле, я поняла: особая жизнь открывает обычным людям особые миры. Соня для нашей семьи их точно открыла.

Когда мы собирались в Израиль, я знала: в Израиле — хорошие школы для детей с аутическим спектром. Реальность превзошла все ожидания. Даже в самых смелых мечтах я не представляла ту помощь, которую получила наша семья от Государства Израиль.

Итак, школа «Алон» в Герцлии. В ней учатся обычные дети от 6 до 12 лет. И есть два класса для детей с РАС.

Соня буквально расцвела в этой школе, потому что такого количества любви и тепла, которые дарили все, начиная с директора и заканчивая охранником, она еще не получала вне дома.

Два учителя, три воспитателя, психолог, логопед, педагог по трудотерапии и еще несколько волонтеров — все эти добрые люди каждый день занимаются нашими аутятами. Соне было неполных девять, когда она попала в совершенно новую для нее среду. Через год обучения в школе она так и не выучила до конца таблицу умножения и продолжала путать женский и мужской род — как в русском языке, так и на иврите. Однако за этот год Соня научилась завязывать шнурки, совершать покупки, считать сдачу в магазине, переходить дорогу, выгуливать собаку. Всему этому ее научили в школе на специальных уроках.

 

Соня в школе. Фото из семейного архива

Соня в школе. Фото из семейного архива

Израильская школьная программа для детей с РАС разработана так, что детей учат в первую очередь жить в обществе, а уже потом — математике или астрономии. Когда Соня только начинала учиться в израильской школе, мы с мужем крепко держали кулачки. Русский язык ей не давался до пяти лет, а тут еще и иврит. Сегодня, спустя три года, Соня говорит, пишет и читает на двух языках — по-русски и на иврите. Языковая среда и молодой мозг, а главное, атмосфера любви и понимания сделали свое дело.

А как дружат дети в этой школе! Когда я вижу, как на переменах дети из обычных классов приходят играть к нашим, я начинаю плакать. На всех переменах дети играют вместе, на всех праздниках аутисты выступают на равных со всеми. Мало того, на каждом празднике к ребенку с особенностями прикрепляют пару помощников — ровесников, которые помогают ему выступать и делают это совершенно естественно. Никто не смеется, когда что-то не получается у ребенка с особенностями. Все терпеливо ждут. После каждого выступления ребенка-аутенка на школьном празднике — всегда шквал аплодисментов. И улыбки на лицах, как у консула, который принимал нас в израильском посольстве.

 

Соня с радостью идет в школу

Соня с радостью идет в школу. Фото из семейного архива

Я долго думала, почему так много сил тратит общество и Государство Израиль на наших детей? Ответ мне подсказала школьный логопед Сони Орли Альшейх: «Это в еврейской культуре: для еврейской мамы ребенок — это самое главное. И все, что можно дать своим детям, она дает. Чем больше мы вложим в детей, тем легче будет и государству, и семье с особенным ребенком, когда он вырастет. Эту огромную работу в Израиле делают одновременно сразу три министерства: здравоохранения, образования и соцработы». Я хочу сказать всем этим умным взрослым: спасибо!

Евгения Шустикова

Источник: vesty.co.il

Реклама
Реклама

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: