Реклама
Короткой строкой

В аэропорту Израиля террорист не проживет дольше 10 секунд

То, что не до конца знают в Европе, понимают разве что в Израиле, где меры безопасности, в том числе в аэропортах, неимоверно жесткие.

b08b498420cae8ca047a598c59bba9e3

Кто летал через Бен-Гурион, знает, не придешь за 3 часа до вылета — просто на рейс не успеешь, столько формальностей.

Европе, похоже, придется перенимать этот опыт. Как когда-то после терактов 11 сентября, уже пришлось перенимать американцам.

Глобально это, конечно, проблемы не решит, но многих проблем избежать, поможет. Хоть нам с вами, как пассажирам, доставит множество неудобств, но, может, хоть жизни позволит сохранить?

Детально о безопасности по-израильски расскажет корреспондент Сергей Ауслендер.

Первое, что бросается в глаза, когда попадаешь в самый защищенный аэропорт мира – вокруг не видно вооруженных людей.

Это совсем не значит, что их там нет, в Бен-Гурионе есть норматив: террорист, который вытащит оружие, не проживет дольше 10 секунд и даже не поймет, кто и как его убьет.

Теракты в Брюсселе потрясли израильских экспертов. Не драматизмом событий, этого хватает и в повседневной жизни еврейского государства, а почти полной неготовностью и абсолютной некомпетентностью европейских служб безопасности.

Уровень готовности их аэропортов к отражению террористических атак, по мнению израильтян, не просто низкий, он практически нулевой.

Если в Брюсселе даже рамок металлоискателей не было, то в Тель-Авиве другая крайность – меры безопасности такие серьезные, что все стонут от мегапроверок, мол, что за строгости, у нас же есть права.

Директор Бен-Гуриона: «У нас чуть не каждый день идут учения»

«Мы ставим права человека после права на безопасность. И вот в том принципиальная разница, которая европейцам вообще непонятна. С точки зрения техники, у нас система проверки психологическая», – рассказывает авиаконструктор Леонид Токарский.

В самом защищенном аэропорту мира не надо снимать обувь во время проверки. Никто не открывает чемоданы, не роется в вещах и не забирает бутылки с водой. И даже беседы с секьюрити, которые так раздражают иностранцев, как выясняется, это не проверка.

«Прямые вопросы, которые вам задает уже в аэропорту офицер службы безопасности, девочка, она не ставит себе целью что-то у вас выяснить, она смотрит, надо вас проверять или нет. Потому что считается, что всех проверить невозможно. Как следует проверить можно человек 15-20», – рассказывает авиаконструктор Леонид Токарский.

Зеев Сариг много лет был директором Бен-Гуриона. Он своими глазами видел теракты, когда в 20 метрах от него взорвался чемодан и погибли несколько человек. Только с тех пор прошло несколько десятков лет, и больше взрывов в его аэропорту не было.

«У нас чуть не каждый день идут учения. Мы отрабатываем разные ситуации, проникновение, землетрясение, пожар, да все что угодно. И так годами.

Они, европейцы, не проводят учений вообще и вот результат – раненые по полчаса лежат, истекая кровью, никто не оказывает им помощь, секьюрити бестолково мечутся по зданию, размахивая оружием, а пассажиры бегут и давят друг друга.

Никто не знает, где он должен быть и как действовать. После терактов в Брюсселе, у них по всей Европе автоматчики на каждом углу, но это не поможет. Террорист-смертник идет умирать, в него бесполезно стрелять – его надо не подпустить к аэропорту», – объясняет директор аэропорта Бен-Гурион Зеев Сариг.

Никакого творчества и инициативы тут нет и быть не может – четкий протокол действий на все случаи жизни.

Вопрос-ответ, если сложность проблемы превышает уровень сотрудника, он зовет своего начальника, тот следующего и так далее.

Сариг считает, что фундаментальная разница в подходах – в Европе удобства и права, в Израиле – безопасность и жизнь, делает следующий теракт лишь вопросом времени.

«Технологии не проблема, их всегда можно купить. Вопрос – кто и как их применяет и вот тут в Европе есть серьезнейшие проблемы. Они думают, вот сейчас установим какие-нибудь суперсканеры и все, мышь не проскочит. Не верно. Рентгеновский аппарат хорошо помогает искать болезнь, но не лечить ее», – объясняет директор аэропорта Бен-Гурион Зеев Сариг.

Основа всей системы – так называемый профайлинг. Выделение определенных групп людей, которых нужно проверять более тщательно.

Нет смысла обыскивать женщину с двумя детьми, потому что не было случаев, что женщина с 2 детьми взрывалась в аэропорту.

Но женщину в хиджабе в Бен-Гурионе будут досматривать более тщательно. Разумеется, не все мусульмане террористы, но почти все террористы последних лет мусульмане, вот так и работает профайлинг.

Администрация Бен-Гуриона завалена просьбами поделиться секретами, как работает эффективная система безопасности.

В аэропорту разводят руками – универсального рецепта нет, систему выстраивали 40 лет. В результате израильский аэропорт, будучи одним из самых удобных в мире, превратился одновременно в неприступную крепость. Тут только одна проблема – у Европы, похоже, нет 40 лет.

источник: stmegi.com

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: