Реклама
Последние новости

С ЛОПАТОЙ И МАГАВНИКАМИ

Реклама

Тут все интересуются, как мы вчера ездили тушить пожары в Ромеме и что делается в Хайфе сейчас.

Сразу скажу, с нашей стороны горы (Хайфа, если кто не знает, расположена по обе стороны от хребта Кармель) все уже потушили. Сегодня (25 ноября) — все тихо, спокойно. Граждане, прижимая к груди любимых котиков, возвращаются по домам.

В Хайфе было сразу несколько очагов пожара. Один из них — в соседнем с нами районе, который называется Ромема. (Это там была снята первая фотография, со стеной пламени, поднимающейся выше пятиэтажных домов).

Город у нас очень зеленый, вписанный в природу хребта Кармель. Во многих районах дома стоят среди деревьев — в основном легкогорючих сосен и эвкалиптов. А есть еще большие сухие овраги-вади, заросшие кустарником. Короче, зеленки много. Есть чему гореть.

6 лет назад в Хайфе уже был большой лесной пожар. Тогда горел район Дения, наверху горы рядом с Университетом. Сильно пострадал лес возле университета. Дению спешно эвакуировали. Тогда погибли 44 человека.

И вот опять. В последнюю неделю у нас стояла очень сухая погода с сильным ветром. Позапрошлой ночью вспыхнуло сразу в нескольких местах. Многие считают, что это были поджоги. Когда мы ночью гасили возгорания в зеленке, то были морально готовы отпиздить поджигателей и сдать в полицию, но никого не видели. (Надо сказать, ночью уже и не надо было ничего поджигать, все и так тлело, где могло)

Это была преамбула, теперь будет амбула.

***
24 ноября утром я была полна решимости спать до одиннадцати. И потому меня не разбудили ни снижающиеся над домом самолеты, ни сирены, ни звуки громкоговорителей. Я упорно все это игнорировала, пока мне не позвонил Костя (мой муж). Он сказал, что рядом с нами, в Ромеме, большой пожар, и что он едет с работы домой.

Я увидела в окно, что над Ромемой поднимается дым и видно пламя.

Мы с сестрой собрали «тревожные чемоданчики» , сделали себе кофейку и полезли на крышу. Веселуха уже была в самом разгаре. Прямо над нашими головами ныряли вниз и выходили на очаг огня желтые пожарные самолеты.

Мы полюбовались на них, допили кофе и выволокли на крышу пожарный шланг c последнего этажа. Сзади наш дом упирается в глухой овраг, заросший эвкалиптами и соснами. Деревья лезут ветками прямо в окна, так что если бы там загорелось, считай, дому кранты.

Я решила часок-другой до приезда Кости полить деревья сверху. Но при первом же включении шланг сорвало с вентиля. Выяснилось, что держался он на соплях и ржавчине (и на эту тему мы еще поговорим с ваад байт).

В нашем районе (Рамот Ремез) огня не было, но люди начали его покидать. Обнимая детей и коробки с котиками, народ грузился в машины и уезжал. К вечеру военные подогнали автобусы, прошлись по домам и вывезли всех, до кого добрались.

Пока мы возились с шлангом на 8 этаже, из квартиры выглянули бабушка с внучкой. Женщине было очень страшно: за ней обещал приехать сын, но она не могла до него дозвониться. Она крепко держалась за ручку чемодана, как будто это могло помочь.

Мы пообещали в случае чего забрать их и дали ей мой номер телефона для связи.

Приехал Костя. По дороге он видел над домами примерно то, что есть на одном из снимков — стену пламени. Мы решили съездить поснимать фото и видео.

Соседская бабушка зашла к нам и сказала, что сын за ней уже приехали, чтобы мы не беспокоились. Мы были свободны, и поехали снимать к больнице Флиман.

На этом месте надо сделать дисклеймер, даже два.
1) Я мало того что журналист. Я из тех идиотов, которые бегают по берегу с камерой и снимают приближающееся цунами. Риалли, мы существуем, попирая этим фактом закон естественного отбора.
2) Каким-то загадочным образом, приезжая куда-нибудь поснимать, я обычно через часок оказываюсь в самом центре замеса, оказывая первую помощь, разгребая говно или делая бутербродики. Не знаю, как так получается.

Два этих дисклеймера объясняют, как мы потом оказались посреди ночи в Ромеме с лопатой и магавниками. Но не будем забегать вперед 🙂

Между огнем и больницей Флиман стояли пожарные. Почти всех пациентов эвакуировали на скорых, а персонал вылез в окна поглазеть, как будут тушить огонь. Ну и мы пристроились вместе с пожарными.

Ниже больницы находится большое вади (сухая ложбина). Огонь шел по нему, по кустам и деревьям. На краю, на асфальтовой площадке стояли три пожарные машины и сбивали пламя, когда оно подбиралось близко.

Там я в первый раз услышала, как трещит сухое дерево, когда его в один момент охватывает пламя.
Рядом с Флиманом на краю вади есть жилые дома. Они стоят уже среди деревьев и кустов. Оттуда вышли жильцы, вытянули пожарные рукава и несколько часов поливали деревья и кусты. И огонь не прошел. (Один из этих ребят есть на фото)

Пожарные тоже справились. Мы поснимали, как они работают, сняли, как самолет выбрасывает облако красного реагента, — и поехали домой выкладывать это все в интернет.

Появилась идея съездить в саму Ромему — поснимать и, может быть, чем-нибудь помочь.

Очень скоро, уже втроем — я, Костя и Roman Rozengurt, — мы подъехали на улицу а-Прахим.

Рядом, на улице Орен, мощно горело. Позже мы видели там сгоревшие на стоянке машины и мотоциклы, закопченные и выгоревшие дома. (Они тоже есть на фотках)

Пожарные расчеты сбивались с ног. В том же районе огонь днем подобрался опасно близко к заправочной станции на улице Пика Роуд. Говорят, под станцией находится большой резервуар с топливом, и если рвануло, мало бы не показалось.

Но мы всего этого не знали. Увидели только, что у пожарных не хватает рук и машин на все, а искры и угли разносит сильный ветер. Ну и мы начали прибивать мелкие очаги, пока они не стали большими.

Возле одного дома уже неплохо занималась трава и кусты. Мы нашли поливочный шланг и стали гасить из него. На помощь прибежал незнакомый дядька, такой же доброволец, как и мы. Он нашел за домом лейку и заливал из нее огонь там, где мы не могли дотянуться шлангом.

Когда мы все погасили, попрыгали по пеплу и порадовались, то поняли, что надо продолжать. Таких очагов вокруг было видимо-невидимо. Через дорогу рядом с домом вспыхнуло сухое дерево, как факел.

В этот момент позвонил David Fiks и предложил свою помощь. Он даже пообещал принести лопату. Разумеется, мы не могли отказать столь щедрому человеку.

Так собрался экипаж «Четыре шлемазла и лопата».

По нашей улице уже ходили военные и гнали всех в шею эвакуироваться. У магазина стояли автобусы . Мы эвакуировали мою сестричку на железнодорожную станцию, забрали Давида, лопату, канистры с водой — и поехали.

***
Надо сказать вот что. Многие наши друзья хотели присоединиться к добровольцам. Они звонили нам и спрашивали, куда подъезжать, какая помощь нужна и не погонит ли нас полиция.

Дорогие все! Извините, что мы не могли вам ответить ничего вразумительного. Я бы с удовольствием покоординировала вас, если бы хорошо знала ответы на эти вопросы. Но мы сами поехали наудачу, просто гасить все, что под руку подвернется, не зная, не погонят ли нас полицейские.

Они не погнали. Мы сделали деловые морды лица, нацепили светоотражающие жилеты (чтобы в темноте нас не сбила машина и не приняли за поджигателей) и пошли искать себе работу.

Первая работа была на улице Орен, возле дома 29. Там горел столб линии электропередач. Мы покидались в него ветками (слава научному подходу David Fiks!) увидели, что он обесточен, плеснули издалека водой — ничего не заискрило. И тогда мы залезли на забор и залили огонь водой. Надеюсь, что мне в жизни больше не придется тушить водой что-то рядом с линией электропередач. Даже обесточенной. Мне само ощущение что-то не понравилось.

После этого подбежали нервные чуваки из «Безека», и выяснилось что где-то рядом с горящим столбом в землю были закопаны баллоны с газом.
Ну и хорошо, что потушили.

Дальше все слилось в одну бесконечную беготню по зеленке, закапывание очагов на земле и заливание водой горящих веток на деревьях.

Залезть по стене наверх. Закопать мелкие огненные хрени. Залить огненные хрени побольше. Найти, где заново наполнить канистры. Поехать дальше. Увидеть следующий очаг. Повторять до полного опупения.

Местами это напоминало мартышкин труд, потому что огненные хрени все не кончались и не кончались.

Ближе к полуночи мы остановились, когда услышали внизу возле той самой заправки, к которой днем подбиралось пламя, пение. Пели пожарные — усталые, грязные. Пели, взявшись за плечи, что-то простое, детское, вроде «Ха йом — йом уледет» (израильский аналог Happy birstday to you).

И тогда мы поняли, что наверное, основная опасность уже позади. Можно даже не включать радио, потому что вот же — пожарные поют — значит все уже хорошо.

Магавники появились чуть позже. Мы грустно смотрели в глубокий овраг, полный пепла и углей, за которым что-то тлело, и понимали, что вот надо туда спускаться, а очень не хочется. Я еще примеривалась, как бы залезть на дерево, чтобы залить там горящую ветку на уровне своего роста. И вдруг на дороге остановился джип военной полиции. Меня оттуда окликнули: мол, эй, девушка, давай помогу. Вылез здоровенный парень, забрал у меня канистру и дотянулся до возгорания, не залезая на дерево. Хорошо, когда у тебя длинные руки.

Доблестная армия начала, ругаясь, спускаться в овраг. И вот тут мы наконец поняли, что мы не шлемазлы.

На четверых у нас было: одна лопата и три небольшие канистры с водой. И вы вполне могли бы назвать нас шлемазлами, но эти ребята — они гасили очаги из полулитровых бутылочек с питьевой водой!!!
И лопаты у них не было.

Тут мы почувствовали себя богатыми и с барского плеча отдали им канистру воды.
Потом еще что-то тушили вместе с магавниками, потом проехались по своему району, посмотрели, нет ли где возгораний.

Среди ночи позвонила та соседская бабушка, которой я дала свой телефон. Отчиталась, что они со внучкой в безопасности, у родных в Рамат-Гане.

И мы пошли спать, мысленно говоря «спасибо» пожарным, что они такие молодцы, и магавникам.
И добросовестной бабушке.

P.S. Я хочу сказать вот еще что. Жопа — она и в Израиле жопа. Но здесь тебя накрывает непривычное ощущение, что армия и МЧС действительно тебя берегут. Что тебя не бросят в беде.

Работают очень четко. Извещают по всем возможным каналам. Ходят по домам. Заблаговременно эвакуируют. Оперативно разворачивают центры, куда можно пойти тем, кому эвакуироваться некогда. Отдельно вывозят слепых, глухих, инвалидов, немощных. Спасают даже кошечек и собачек.

Да и обычные граждане — тоже в большинстве своем действуют спокойно и четко. Заботятся друг о друге. Предлагают помощь — мне успели написать сразу с десяток людей с предложением переночевать у них.

Неукротимая планета.
Страна- Убежище.

Дарья Костенко

источник: facebook.com/darya.kostenko

Реклама
Реклама

3 Comments on С ЛОПАТОЙ И МАГАВНИКАМИ

  1. Здравствуйте Дарья, не с мог быть равнодушным и промолчать🤓Вот что я думаю по поводу тушения пожаров водой- вода это Н2О тоесть химическое соединение водорода т кислорода, а эти элементы : 1)водород — взрывоопасен при контакте с не то чтобы с открытым огнём а просто искрой;2) кислород- поддерживает горение. Я понимаю так, если вода попадает в открытый огонь, то в лучшем случае она из жидкого состояния перейдёт в газообразное, но если пожар имеет огонь с очень высокими температурами то она не успеет испарится, а просто распадётся на Н2 и О2. Я продрологаю, что тушить отрытое пламя нужно продуктами не поддерживающими горение, тоест это СО2 — углекислота(в природе имеются углекислотные огнетушители, и ради своей безопасности люди должны сами себя обезопасить, тоесть приобрести его), либо исключить попадание кислорода в огонь, тоесть накравать чем-нибудь огонь, «порой даже бумага положенная на огонь не сразу загорается и есть возможность притоптать его:-)» но делать это нужно с умом. Ещё я думаю, что если есть постоянная потенциальная угроза возникновения пожара, то с населением нужно проводить такие беседы, чтобы спасти побольше людей:-)

  2. Извиняюсь за свой русский:-)

  3. Стихию не побороть, но можно с ней договориться, воздействуя естественными методами

Добавить комментарий

Close
%d такие блоггеры, как: