Реклама
Последние новости

Чёрный список Визенталя

Реклама

 

Он был одним из 34 евреев, чудом спасшихся из Яновского концлагеря, где погибли почти 200 тысяч человек. Но вместо того чтобы скорее забыть о страданиях, он устремился искать в них виновных – тех, кто наскоро отмыв руки от крови, превратился в мирных фермеров и домохозяек. Одиннадцать лет, как нет на свете самого известного охотника за нацистами Симона Визенталя.

2


В середине прошлого столетия большинству людей казалось, что черная свастика не только повержена после Второй мировой войны, но и полностью искоренена с лица планеты. Нюрнбергский процесс свершил правосудие, фашистские организации были признаны преступными, их главари казнены. Но ведь тогда мало кто осознавал масштаб Холокоста, уничтожение улик которого началось еще задолго до финала боевых действий. Те же, кто был непосредственной целью нацистов, знали, что по земле еще ходят тысячи палачей. Палачей, еще вчера вырывавших из рук матери младенца и игравших его тельцем в футбол на ее глазах, а сегодня по поддельным документам превратившихся в мирных фермеров и домохозяек. И если нацистская верхушка ответственности не избежала, то исполнители, наскоро отмыв от крови руки, смогли затеряться в далеких уголках земного шара. Многие из их жертв, кому посчастливилось остаться в живых, старались забыть и полностью стереть из памяти все, что напоминало о тех ужасах, свидетелями которых они были, пытках, которым они подвергались. Но были и те, кто посвятил оставшуюся жизнь возвращению долгов за тех, кто погиб, свершению возмездия за преступления, у которых нет срока давности.

Одним из символов этого возмездия стал Симон Визенталь – один из самых известных охотников за нацистами. Он родился 31 декабря 1908 года в Бучаче, входившем тогда в состав Австро-Венгрии. Спокойные детские годы прервались снарядами Первой мировой войны и смертью отца, Ошера Визенталя, на полях сражений. А после того как русская армия прорвала австрийский фронт, его семья, как и тысячи других, наслышанных о кровавом антисемитизме в России, уехала во Львов, а накануне захвата города русскими армиями перебралась в Вену. Обратно они вернулись лишь по окончании войны. Мать, Роза Визенталь, вторично вышла замуж, а Симон, отучившись на архитектурном факультете Пражского технического института, работал во Львове архитектором и в 1936-м женился на дальней родственнице Зигмунда Фрейда – Циле Мюллер.

Но спокойной семейная жизнь была недолгой. С подписанием пакта о ненападении между Германией и СССР и занятием города частями Красной армии в сентябре 1939 года отчим и сводный брат Симона были схвачены и погибли в застенках НКВД за свою «буржуазную принадлежность». Всем остальным грозила депортация в Сибирь. Всё имевшееся состояние было отдано на подкуп чекистам, что позволило жить хоть и без денег, но на свободе. Хотя и она длилась недолго. Избежав уничтожения в первые дни после занятия Львова войсками вермахта, Симон и все его родственники в 1941 году были направлены в концлагерь Яновский, а затем в Остбан. Заключенные занимались строительством железных дорог, а так как Визенталь был инженером, он имел доступ к их планам и схемам. Данная информация была предоставлена им польскому подполью, те же, в свою очередь, смогли сделать для его жены документы на имя Ирзны Ковальской. Ее голубые глаза, белокурые волосы и документы смогли убедить немцев, что они по ошибке арестовали польку. Так Симону удалось спасти жену, но все остальные родственники, более 80 человек с обеих сторон, погибли.

Самому Симону удалось выжить не иначе как чудом. После пребывания в различных лагерях он вновь очутился в Яновском концлагере. Когда к лагерю стала приближаться советская армия, фашистами было уничтожено 149 тысяч заключенных. В живых оставили лишь 34 наиболее ценных работника, в число которых и входил инженер Визенталь. Их не расстреливали на месте только потому, что тогда всему конвою эсэсовцев пришлось бы отправляться на фронт. В последние дни войны мало кто из немцев хотел на фронт, благодаря чему все 34 узника добрели до Маутхаузена. Именно там 5 мая 1945 года американскими войсками в бараке и был обнаружен длинный, худой, весом менее 50 килограммов, Симон Визенталь. И именно с того момента и началась его новая жизнь, направленная на поиск палачей.

Запоминать тех, кого видел лично, и собирать сведения о других он начал еще в лагере, а потому, лишь немного поправившись, Симон передал американским следователям из военной полиции список с десятками фамилий нацистов и их приспешников. Не останавливаясь на этом, он продолжил поиски палачей. Собранные им свидетельства и документы были использованы в процессах над нацистскими преступниками в американской зоне оккупации Австрии. А в 1946 году Визенталь и его единомышленники создали в австрийском городе Линце Еврейский документальный центр, который занялся сбором материалов для последующих судебных процессов над нацистскими преступниками. Но несколько лет активной заинтересованности союзников в разоблачении нацистских преступников вскоре сменились противостоянием между СССР и США. Привлечение к суду фашистов потихоньку утрачивало первостепенное значение и актуальность, а после Нюрнбергского процесса вопрос вообще многими считался закрытым.

Документальный центр в Линце прекратил свою деятельность, а все материалы были переданы в архив музея Яд-Вашем в Израиле. У себя Визенталь оставил лишь одну папку – досье на Адольфа Эйхмана, бесследно исчезнувшего в конце войны. Собрав и проанализировав информацию от разных источников, в 1953 году Визенталь сделал вывод, что Эйхмана следует искать в Аргентине, и передал имевшуюся информацию израильским спецслужбам. Подробности профессионально проведенной операции по тайному аресту и доставке Адольфа Эйхмана в Израиль известны. По приговору суда преступник, ответственный за решение еврейского вопроса, был казнен 31 мая 1961 года. Свою же роль в поимке Эйхмана сам Визенталь сформулировал предельно кратко: «Прежде всего, я помешал тому, чтобы его посчитали мертвым и забыли о нем».

После этого работа документального центра под названием «Союз евреев, преследуемых при нацизме» возобновилась в Вене. В сотрудничестве со службами многих стран Визенталь подчас разыскивал преступников, даже не выходя из рабочего кабинета, просто анализируя имевшуюся информацию. О результатах этой работы издан не один десяток книг, а жизнь самого Визенталя отражена как в его собственных книгах воспоминаний, так и в исследованиях его многочисленных биографов.

Из жизни он ушел 20 сентября 2005 года, незадолго до этого отойдя от дел и доверив организацию дальнейшей работы своим единомышленникам. Еще при жизни был основан Центр Симона Визенталя со штаб-квартирой в Лос-Анджелесе и подразделениями во многих странах, работа которого направлена на сохранение памяти жертв Холокоста и борьбу с антисемитизмом. За свою деятельность Визенталь дважды выдвигался на Нобелевскую премию мира, удостаивался множества наград, среди которых наградной знак австрийского и французского движений Сопротивления, медаль конгресса США, французский орден Почётного легиона, титул рыцаря Британской империи.

И критикой Визенталь был не обделен. Редко звучавшая при жизни, она стала поистине масштабной после его смерти, когда уже некому было ее оспаривать. Скрупулезно изучается его биография и приводятся примеры исторических несостыковок в ней, опровергается его участие в различных операциях по поиску преступников, выдвигаются обвинения, что его деятельность довела до скамьи подсудимых абсолютно невиновных людей, а вся его деятельность не более чем личная месть. Правда, те, кто активно распространяет такую информацию, точно так же отрицают и газовые камеры, и концлагеря, и Холокост.

Конечно, в биографии Симона Визенталя есть неувязки и неточности, понятно, что лично он не ловил Эйхмана, возможно, и других нацистских преступников он поймал меньше, чем ему приписывали. Но лично им и его командой были пойманы и преданы суду: шеф лионского гестапо Клаус Барбье, убийца детей в концлагере Майданек Хельмина Браунштайнер, Карл Зильбербауэр – офицер гестапо, арестовавший 14-летнюю Анну Франк и её семью в Амстердаме, Франц Штангль – комендант лагерей смерти Треблинка и Собибор, где были отравлены в газовых камерах, расстреляны и замучены 750 тысяч человек.

А что касается чувства мести, наверное, каждый прошедший концлагеря и потерявший более 80 родных имеет право на пристрастное отношение к их убийцам. Но Визенталь всегда руководствовался девизом «Справедливость, а не мщение». А то, что его простое, но справедливое утверждение «виновные виновны» нередко расходилось с чьими-то интересами – вполне понятно. Его боялись нацисты. Он же делал всё, чтобы никто из них не избежал суда.

Алексей Викторов

источник: jewish.ru

 

Реклама
Реклама

Добавить комментарий

Close
%d такие блоггеры, как: